Ярлыки

арабская парфюмерия (45) бюджетная парфюмерия (19) винтаж (60) виш-лист (2) вопрос (1) вымышленные парфюмы (1) выставка (1) горький (27) Дзинтарс (4) запах книг (4) книги (2) кожа (58) косметика (1) кофе (29) Ладаника (8) личное фото (44) лучшие (4) любимые духи знаменитых людей (5) мед (49) мои публикации (1) натуральная парфюмерия (29) Новая Заря (11) обсуждение (1) Павел Ромазанов (1) парфюмерные хитрости (2) парфюмы из кино и сериалов (6) размышления и цитаты (9) рождественское настроение (26) российская авторская парфюмерия (27) свадьба (9) свежая зелень (13) Северное Сияние (3) сирень (16) снег (13) советская парфюмерия (13) трюфель (1) шоколад (50) языческие праздники (3) Abdul Samad Al Qurashi (6) Acqua di Parma (2) Aedes de Venustas (1) Ajmal (9) Al Battash (3) Al Haramain Perfumes (2) Al-Jazeera Perfumes (3) Alexander McQueen (1) Amouage (37) Angela Ciampagna (11) Ann Gerard (1) Anna Zworykina Perfumes (16) Anne Pliska (1) Annick Goutal (3) Antonio Visconti (13) Arabian Oud (13) Art Deco Perfumes (1) Atelier des Ors (2) Atkinsons (1) Au Pays de la Fleur d’Oranger (1) Aus Liebe zum Duft (1) Badgley Mischka (2) Balenciaga (2) Boadicea the Victorious (4) Bourjois (1) Brecourt (1) Brocard (19) By Kilian (4) Byredo (2) Cacharel (3) Cale Fragranze d’Autore (3) Carner Barcelona (1) Caron (18) Cartier (2) Carven (2) Catherine Deneuve (1) CB I Hate Perfume (3) Cesare Paciotti (1) Chanel (12) Chopard (2) Clive Christian (1) Comme des Garcons (5) Comptoir Sud Pacifique (3) Coty (5) Crabtree & Evelyn (1) Creed (3) D'Orsay (1) Dana (3) David Jourquin (1) Demeter Fragrance (2) Dior (12) Diptyque (2) Dr. Gritti (8) Dzintars (3) Elizabeth Taylor (1) Ermenegildo Zegna (1) Estée Lauder (8) Etat Libre d`Orange (4) Etienne Aigner (1) Etro (4) Evody Parfums (3) Evyan (1) Faberge (1) Faina Glazyrina (1) Fendi (1) Floris (3) Francesca dell`Oro (9) Frapin (10) Frau Tonis Parfum (1) Frederic Malle (10) Fueguia 1833 (14) Galimard (2) Germaine Monteil (1) Giulietta Capuleti (4) Givenchy (10) Gres (1) Guerlain (37) Gustave Eiffel (5) Guy Laroche (1) Hermes (8) Herve Gambs Paris (2) Highland Lilac of Rochester (1) Hilde Soliani (2) Histoires de Parfums (1) Houbigant (4) Huitieme Art Parfums (3) Il Profvmo (1) Ineke (1) J.F. Schwarzlose Berlin (1) Jacomo (1) Jacques Bogart (1) Jar Parfums (1) Jean Desprez (1) Jean Patou (3) Jo Malone (2) Jovoy Paris (4) Judith Leiber (1) Juliette Has A Gun (1) Keiko Mecheri (2) Khalis Perfumes (1) Kiehl`s (1) Kinski (1) L`Artisan (8) L`Atelier Boheme (3) L`Erbolario (1) L`Occitane en Provence (5) La Maison de la Vanille (2) Laboratorio Olfattivo (4) Lalique (1) Lancome (5) Lanvin (3) Lattafa Perfumes (1) Laura Ashley (2) Laura Biagiotti (1) Le Galion (1) Le Labo (3) Lecmo (1) Les Liquides Imaginaires (2) Les Parfums de Rosine (1) LM Parfums (3) Lolita Lempicka (1) Loree Rodkin (2) Lorenzo Villoresi (2) Lostmarch (5) Lubin (1) Lush (4) M. Micallef (9) Mad et Len (3) Maison de Parfum Berry (1) Maison Incens (1) Maitre Parfumeur et Gantier (2) Majda Bekkali Sculptures Olfactives (4) Marbert (2) Marc de la Morandiere (1) Maria Candida Gentile (2) Masque Milano (3) MDCI Parfums (1) Memo (11) Mendittorosa (9) Mimmina (3) Molinard (2) Mona di Orio (12) Montale (20) Muelhens (1) My Perfumes (1) Naomi Goodsir (4) Nasomatto (1) Neela Vermeire Creations (1) Niki de Saint Phalle (1) Nimere Parfums (33) Nina Ricci (2) Nobile 1942 (1) O`Driu (1) Olfactive Studio (3) Paco Rabanne (2) Panouge (1) Pantheon Roma (2) Parfum d`Empire (17) Parfumerie Generale (18) Parfums de Nicolaï (1) Parfums Dusita (1) Parfums et Senteurs du Pays Basque (6) Parfums Sophiste (1) Partisan Parfums (1) Peccato Originale (5) Penhaligon`s (9) Perlier (1) Phaedon (2) Pierre Balmain (1) Pierre Guillaume Croisiere Collection (2) Pineider (3) Profumum Roma (14) Providence Perfume Co. (2) Puredistance (3) Queen B Perfumes (1) Ralph Lauren (1) Ramon Molvizar (7) Rania J. (3) Raphael (1) Rasasi (1) Reflexion (6) Reichenbach (1) Reminiscence (1) Robert Piguet (5) Rochas (2) Roger & Gallet (1) Roja Dove (1) Rose & Co Manchester (1) Salvador Dali (1) Santa Maria Novella (2) Sarahs - My Perfumes (1) Sebastiane (1) Section d`Or (6) Serge Lutens (49) Sevigne (1) SoOud (3) Strange Invisible Perfumes (11) Swarovski (1) Swiss Arabian (1) Syed Junaid Alam (1) Talismans Collezione Preziosa (4) Tauer Perfumes (8) Teo Cabanel (2) The Crown Perfumery Co (1) The Fragrance Kitchen (1) The Vagabond Prince (1) Thierry Mugler (10) Tiziana Terenzi (3) Tocca (1) Tokyo Milk Parfumarie Curiosite (2) Tom Ford (13) UER MI (4) Van Cleef & Arpels (6) Vero Profumo (3) Viktoria Minya (1) Wallpaper* STEIDL (1) Xerjoff (3) Yosh (1) Ys-Uzac (1) Yves de Sistelle (1) Yves Rocher (1) Yves Saint Laurent (6)

четверг, 30 июня 2016 г.

«Piper Nigrum» Lorenzo Villoresi: специи и пряности


И пряности, и специи: все, что делает вкус и аромат еды ярче. А еще пряные травы и душистые смолы. Кажется, что нот очень много...Черный перец, лавровый лист, мускатный орех, анис, гвоздика и мята. И моя любимая приправа «Смесь перцев» — тут ощущается, что командует парадом черный перец, но присутствуют и остальные. Фоном – сладкая амбра, бензоин, стиракс, элеми и древесные ноты. В шлейфе – бергамот, розмарин и еще какие-то пряные кухонные травы. Анис и мята холодят, бергамот и розмарин уносят вверх, амбра и душистые смолы делают аромат сладковатым, но главное – сердце: пряное, жгучее, яркое сердце парфюма.
Понравился: показался мне качественно сбалансированным, достаточно стойким, достаточно шлейфовым.
Необычный аромат, но необычность его не выходит за грань – мне кажется, «Piper Nigrum» Lorenzo Villoresi способен понравиться не только избалованным любителям селективов.
Унисекс: подойдет и женщине, и мужчине. Бодрящий и приятный.
Удивительным образом в холод согревает, и сильнее кажутся перечные и пряные ноты, а в жару – охлаждает, и сильнее ощущается мята, бергамот и розмарин.
Может сесть не совсем удачно, и тогда похож на запах тайского массажного бальзама (зеленого). Мне этот запах приятен, но я не знаю, как он воспринимается со стороны.


вторник, 28 июня 2016 г.

«Caravelle Epicee» Frapin: рождественский пудинг и танец одалиски


Богатый специевый аромат, одновременно жгучий и мягкий, насыщенный и прозрачный. Раньше мне казалось, что насыщенный аромат не может быть прозрачным, а прозрачный – насыщенным, но оказалось – в парфюмерии возможно все. В «Caravelle Epicee» нот много, они как-то плотно скомпонованы, однако сам по себе он достаточно прозрачен, как и все творения Frapin, которые мне случалось пробовать.
Мускатный орех и сандал, перец чили и амбра, черный перец и шоколадные пачули, корица и коньяк, а еще дымный виски, гвоздика, табак… и, кажется, ладан. Причем от алкогольных нот взята только та составляющая, которая делает их аромат узнаваемым, но – без собственно алкогольной острой нотки, которая не всем нравится (я люблю, но понимаю, почему другим не нравится начало «1697» Frapin, «Vraie Blonde» Etat Libre d`Orange и особенно «Ambre Russe» Parfum d`Empire).


Вообще, люблю специевые ароматы, конечно, если они качественно сделаны… Они по-разному красиво  и насладительно раскрываются зимой и летом, словно два разных парфюма в одном флаконе.
«Caravelle Epicee» в холод напоминает о рождественском пудинге с пряностями, украшенном выдумщицей-кухаркой еще и горьким шоколадом, и щедро пропитанном коньяком. 
В жару – менее сладкий, но все такой же жгучий, и кажется более роскошным, более многоцветным, сияет и вибрирует, как индийский веер из павлиньих перьев в руках танцовщицы. Европейский аромат, изящно сделанный в восточном стиле: как европейский наряд, расшитый восточными узорами, однако в сдержанной стилистике, приятной скорее европейцам, но недостаточно яркой для Востока.
Эскизы Бакста к балету «Шахерезада» были бы лучшей рекламой для «Caravelle Epicee» в его летнем раскрытии.
А в зимнем - английское Рождество викторианской эпохи.
Унисекс. Одинаково красив на мужчине и на женщине. Не очень стойкий, как и все парфюмы Frapin: в жару его хватает на три часа. Но нестойкость я ему прощаю за красоту.


пятница, 24 июня 2016 г.

«Pikovaya Dama» Xerjoff 2015: холодный, надменный, роскошный


Синие ирисы в ледяном тумане альдегидов. Грубая кожа, дегтярная горечь. Нежный ландыш, прозрачная роза. Фоном – спил кипарисовой древесины. В верхних нотах – капелька бергамота. Все вместе сплетается в элегантный, строгий, надменный аромат. Аромат-аристократ.
Ассоциацию вызывает с Петербургом, с его беспримерной роскошью, с особым запахом сырости, который витает над моим любимым городом…


Еще – кожа женщины из XIX столетия, женщины с портрета работы Боровиковского или Винтерхальтера, или со старого дагерротипа, кожа, не знающая загара, всегда укрытая в тени, лицо, прикрытое вуалью, и руки, спрятанные в перчатках, кожа, которую открывают только в помещении, ослепительной белизны и нежности, прохладная, тонко благоухающая. Портрет Марии Лопухиной, ее шея, ее рука, ее белизна и нежность.


И лебяжья пуховка с ирисовой пудрой, нежно касающаяся нежнейшей кожи, и гладкие шарики морского жемчуга, прохладно скользящие в декольте, когда она надевает свой жемчуг, и лайковая перчатка – не то надушенная, не то впитавшая аромат женщины, которая ее носила…
Одновременно старомодный и очень современный, «Pikovaya Dama» Xerjoff  родственник не знаменитым советским духам «Пиковая дама», а «Chanel N°22» и духов «Chanel N°5». Менее телесный и более холодный, чем «Chanel N°5», менее цветочный и более альдегидный, чем «Chanel N°22». Более стойкий и шлейфовый, чем все творения Chanel.
Для меня, любителя ирисов, альдегидов и кожи, — восхитительный. Но не до упоения. Восхищение произведением искусства, но не жажда обладания.
К счастью, я его не хочу, теперь всякий раз, когда я пробую дорогой парфюм и понимаю, что да, хорош, но я его не хочу, — я радуюсь.
...Хотя, конечно, очень жаль, что он настолько дорогой. Флакон, коробка, браслет - все это не важно, важен только аромат, а его многие могли бы полюбить, он многим мог бы принести радость. Однако издан лимитированным количеством флаконов по оглушительной цене, которую я боюсь даже озвучить.



Фото флакона с сайта http://www.fragrantica.ru

среда, 22 июня 2016 г.

«Terre de Feu» Antonio Visconti: летом, в Европе, у моря...


Рождественский по нотам аромат: сосновая хвоя, сосновая смола, сладкий апельсин, гвоздика цветами и пряностями, и еще какие-то пряности, и кедровая смола, и еще какие-то смолы душистые, древесные, смешанные с чуть подожженной карамелью, кофе с корицей и трубочный табак, сладость печеного яблока и терпкость кожуры граната, фоном – бобы тонка. Однако во всей красе «Terre de Feu» раскрывается только летом, только в тепле.

 
Еще очень хорош ранней осенью, когда уже пахнет опадающими листьями, но еще греет солнце: запах осенних листьев и «Terre de Feu» идеально дополняют друг друга. Зимой – не то: тише, глуше, кислее.
Но всегда в этом парфюме есть ощущение какой-то «нездешней» элегантности и роскоши. И для меня он не рождественский, несмотря на сосну, апельсин, пряности и карамель, нет, «Terre de Feu» – лично для меня: летний день в Европе, в старинном городке у моря, где и сосны, и песок, и море лениво плещет, и жара, и чистота, и комфорт, и старинный собор, куда хотят только туристы и местные пожилые женщины во всем черном, и маленькие кафе с вкусным кофе и настолько красивыми десертами, что их жалко есть, а хочется только любоваться, и дорогие магазины, в которые я не зайду, но с удовольствием полюбуюсь на витрины, и лавки антиквариата, куда зайду обязательно, потому что любопытно,  красивая и беспечная публика, и никуда не надо спешить, можно гулять до позднего вечера, а потом, насытившись впечатлениями, возвращаться в свой маленький и уютный отель. Путешествие только начинается, впереди много дней радости.
Я не знаю, где именно находится этот город: быть может, я там когда-то была, и узнала бы, приехав снова, быть может – не успела побывать. Но все это – все эти ощущения – у меня когда-то были, и хотя вряд ли повторятся снова, все же эти воспоминания у меня уже никто не отнимет. И прекрасен «Terre de Feu», который эти воспоминания пробуждает. Его у меня осталось немного, но если экономить, еще несколько лет летом я смогу вспоминать, как летом, в Европе, у моря.
Стойкость, шлейф - все при нем, как всегда у Antonio Visconti. Впрочем, это дополнительные приятные бонусы. Такому чудесному аромату я бы простила и нестойкость. 


понедельник, 20 июня 2016 г.

PHI «Une Rose de Kandahar» Tauer Perfumes: танцующая роза


Совершенно безумный и галлюциногенный аромат. Роза с минимумом розы, но все же – роза. Но до розы в этом парфюме добираешься не сразу: она под горьким, ядовито-кокетливым облаком миндаля, на подложке из бобов тонка, амбры и подвяленной ванили, она завернута в лоскут вкусно пахнущей, грубо выделанной кожи, она утопает в мякоти спелых абрикосов, она посыпана корицей и густо-душистым табаком, и все это отвлекает от собственно розы. Однако она там есть, подождав где-то с полчаса, выходит в это миндально-амбровое облако, скидывает кожаный лоскут и раскрывает нежную, свежую, душистую сердцевину (всех цветов радуги), и танцует с ветивером какой-то завлекательный восточный танец, — ветивер очень красивый, смолисто-землисто-зеленый, с нотами болотной тины, уведен из «Vetiver Dance» и безжалостно соблазнен этой розой... 
Аромат меняется, меняется – то волна пряного и сладкого восточного аромата, то волна розы и ветивера, то волна горького миндаля, и снова роза, и снова восток, и так долго, долго.
Парфюм очень сильный, капли достаточно для того, чтобы одеться в него, в шлейфе – менее пряный и сладкий, чем у кожи, в шлейфе больше розы и горького миндаля. При этом весьма средней стойкости: 5 часов густого благоухания - и вдруг испаряется без следа.
Идеальный унисекс: нельзя сказать, для мужчин он лучше бы подошел или для женщин. Для всех.


Парфюм очень странный, очень в духе Энди Тауэра. Почему-то для меня большинство духов Tauer Perfumes пахнут свободой. Пытаюсь проанализировать, почему, но пока даже для себя не сформулировала. Какая-то общая для всех нота или способ подачи парфюмерного материала… Но стоит вдохнуть – и сразу понимаю: вот он, запах свободы! И «Une Rose de Kandahar» тоже.
А еще этот парфюм переменчив, как и большинство творений Тауэра: при разной температуре, при разной влажности – меняется просто до неузнаваемости.
В холод миндальные и ванильные ноты сильнее, и вообще при первой пробе мне показалось, что парфюм похож на что-то из старых творений Guerlain. В нем гурманское сочеталось с эстетским в равных долях, и чудились обволакивающие сливочные ноты, словно запах дорогого торта с кремом, пропитанного миндальным ликером, посыпанного засахаренными розовыми лепестками.
В жару сильнее ноты кожи, табака и ветивера, и ярче жгуче-пряный восточный фон. Еще в жару мне в нем чудится запах кальяна и запах раскуренного косяка одновременно. А в холод их в помине нет. И в жару аромат кажется совершенно не сладким…
При любом раскрытии роза сильнее ощущается на расстоянии. Я по-настоящему ощутила, что в этом парфюме есть роза, когда нанесла его на добровольную жертву, чтобы «распробовать» шлейф.
К счастью, я не влюбилась в этот парфюм так, как в «L`Air du Desert Marocain» или в «Le Maroc Pour Elle». И хорошо. Ибо это дорогой лимитированный выпуск.


пятница, 10 июня 2016 г.

«Inlé» Memo: мате и мыло


Свежезаваренный мате, горячий, горький. С добавлением османтуса и жасмина, которые обычно в мате не добавляют, но в парфюме они очень ощутимы. С листочком мяты и корочкой лайма. Фоном – немного пудры и большой кусок туалетного мыла с ароматом сирени.
Через час – жасмина и османтуса нет, остался мате с лаймом, мыло вспенили, и еще добавилась пронзительная, кисловатая нота, которая должна была притвориться свежим ароматом кедровой древесины, но не сумела.
На мой вкус – слишком громкий и зудящий, как целая туча комаров, слишком мыльный, слишком кислый. Слишком простой для такой цены.
Стойкий.
Ассоциаций с озером и Азией нет. Современный городской аромат. В офис, под кондиционер.

среда, 8 июня 2016 г.

«Narcisse Blanc» Caron: духи для Принцессы на горошине и Сонечки Голлидэй


«Narcisse Blanc» действительно пахнет нарциссами. Срезанными нарциссами с сочными стеблями. И еще влажной весенней землей и снегом.
Это в первый момент, а потом – общая картина нарциссов и снега рассыпается на детали: пудра, ирисы, флердоранж, нероли, ветивер, птигрейн… Призрак южного сада, словно видение, парящее над весенними нарциссами и последним снегом…


Мне в «Narcisse Blanc» еще чудятся альдегиды и тот нежный парфюмерный мускус, который пахнет, как женская кожа.
Нежный аромат, очень нежный, полупрозрачный, и вместе с тем – плотный. Живой, трепещущий, переливающийся. Как перламутр, как морской жемчуг, как шелк. Сложный и холодноватый. Робкий, обворожительный и очень несовременный.
Аромат, как музыкальная шкатулка, тихо вызванивающий песенку о покое и неге, о балованных красавицах с чувствительной кожей и ранимой душой, о женщинах, которые могут себе позволить чувствительность и ранимость.
И вспоминается цветаевское:

«Ах, Сонечка, взять бы вас вместе с креслом и перенести – в другую жизнь. Опустить, так с него и не сняв, посреди Осьмнадцатого века – вашего века, когда от женщины не требовали мужских принципов, а довольствовались – женскими добродетелями, не требовали идей, а радовались – чувствам, и во всяком случае – радовались поцелуям, которыми вы в Девятнадцатом году всех только пугаете.
Чтобы с вашего кресла свешивались не эти вот две квадратных железных необходимости, а – туфельки, и чтобы ступали они не по московскому булыжнику, а – вовсе не ступали, чтобы их подошвы были – как у еще не ходивших детей».


Духи для Сонечки Голлидэй.
Для той, которая –

Ландыш, ландыш белоснежный,
Розан аленький!
Каждый говорил ей нежно:
«Моя маленькая!»


— Ликом — чистая иконка,
Пеньем — пеночка… —
И качал ее тихонько
На коленочках.



Только у настоящей Сонечки, конечно, таких не было, хотя она жила как раз в то время, когда в моде был «Narcisse Blanc». У нее была одна мечта: вернуться в Москву из провинции. И она посылала друзьям отчаянные письма, большинство из которых - не сохранились... А по сохранившимся ясно, что о духах она и помыслить не могла, не до того было.

«О Боже, – вечно все чужое и не то, не то. Вечно чужие комнаты, гостиницы, кровати, на которых до меня и после меня будут спать чужие люди, – вещи и предметы – в которых ничего нет от меня – моего, – вечное мучительно, нежелательное растворение себя в чуждой и случайной среде, – вечная суета, – забота о новой роли, о портнихе, о дровах, примусе, супе, прачке, – и измученная душа – на ниточке – которую дергали все, как звонок на черной лестнице, – писала Сонечка. – Каждый раз страх не устроиться, остаться без гроша, ждать и унизительно искать ангажемента, – никогда не иметь «своей», даже самой дешевой железной постели, как горничной, – возить за собой бисерины, бездарные тряпки, перья и никогда не иметь никаких своих книг. Это тяжело – книги весят много, багаж обходится дорого, – возишь за собой пьесы – свой репертуар».

...Впрочем, тот «Narcisse Blanc», который я пробовала, он современный, а винтажного – прижизненного для Сонечки – я не знаю.
Но этот, современный «Narcisse Blanc», вызывает мысли о времени, когда не требовали идей, а радовались чувствам.

Духи Андерсеновской «Принцессы на горошине»... Помните?

«Раз вечером разыгралась непогода: молния так и сверкала, гром гремел, а дождь лил как из ведра; ужас что такое!
Вдруг в городские ворота постучали, и старый король пошел отворять.
У ворот стояла принцесса. Боже мой, на что она была похожа! Вода бежала с ее волос и платья прямо в носки башмаков и вытекала из пяток, а она все-таки уверяла, что она настоящая принцесса!»



Духи всех настоящих принцесс, так и оставшихся не узнанными.
«Narcisse Blanc» на коже постепенно теплеет, теплеет, и через несколько часов (через много часов, он стойкий) нарциссы и снег растаяли, а база остается – южная, из ирисов, нероли, флердоранжа. И еще – аромат нежной кожи и дорогой пудры. Под облаком душистых итальянских цветов.


Мне от него немного грустно. Лирично, романтично, несовременно и несвоевременно. Рабочее настроение отбивает напрочь, но рождает в душе так много интересных чувств, что очень хочется из заполучить, пока они совсем не исчезли из продажи. Зимой вспоминать о весне, кутаться в шаль, читать стихи, сладостно грустить. В юности мне было знакомо это чувство сладостной грусти. Теперь грусть по большей части основательная, не беспричинная, и нет в ней ничего сладостного. И на стихи редко хватает времени. Но «Narcisse Blanc» помогли мне вспомнить, какой я была когда-то забавной барышней, и жизнь все это с меня стерла, как грубыми пальцами – пыльцу с крыльев бабочки. Что было, конечно же, неизбежно. И может быть, к лучшему.
Но как приятно вспомнить и снова почувствовать…
Мне в детстве казалось, что так должны пахнуть подснежники.
Вот именно так. Робко, сложно, прелестно.
Но я их, подснежников, по сей день не видела и не нюхала.
Может, еще доведется. Но вряд ли они пахнут, как «Narcisse Blanc».


воскресенье, 5 июня 2016 г.

«Rose» Caron: одна из лучших роз


Я считаю «Rose» Caron одной из лучших парфюмерных роз.
Я пробовала духи и ОДП, старую и новую версию, причем я имею в виду именно старую и новую версию «Rose» — о новом (для меня новом) парфюме «Delire de Roses» речь не идет, я его не знаю.
Духи и ОДП довольно похожи, только ОДП ярче, а духи мягче и телеснее.
А вот две версии различаются. И я бы не приписывала различие сугубо тому, что аромат «настоялся». Нет, что-то изменилось в рецептуре. Причем в духах это очень сильно ощущается. В ОДП, к счастью, меньше.


Старый вариант – духи и флакон, как его называют у нас, «огурец» (овальный с пупырышками). И мое впечатление – того времени, когда я впервые попробовала…


Не роза, а воплощенная чувственность. Великолепная роза, пышная, сладко пахнущая, живая. Мы в Москве привыкли к розам почти без запаха. К розам с бледным холодным зеленоватым ароматом. А на востоке растут розы не крупные и не слишком изысканной формы, зато благоухающие вот так — ярко, сладко и при этом бесспорно-узнаваемым ароматом розы. «Rose» Caron еще и приправлена медом и пряностями, или даже сладким вином, но все же на переднем плане — роза, роза, роза, а остальные ноты чувствуются в послевкусии.
Я думаю, эта роза прибыла к нам из Древнего Рима, с тех пиров, когда императоры платили золотом за горы роз, и эти горы обрушивали на своих гостей, и в розах пировали и предавались восхитительному разврату. Она томная и сладкая, эта роза, она зовет к лени и пороку. Надо только уметь услышать этот зов. Аромат не на каждый день, конечно, но для свиданий — по-моему, чудесно.

Лоренс Альма-Тадема "Розы Гелиогабала"

Новый вариант – прямоугольный флакон у ОДП.


Духи однозначно нравятся мне меньше, чем в старом варианте, в них слишком сильна свежая нота, и слишком много пудры. Да, это самая роскошная на земле пудра Caron, которую я обожала еще и за запах (а не только за те чудеса, которые она творила с лицом – увы, она у меня кончилась, и пока пользуюсь другими пудрами).
И если бы не было предыдущей версии «Rose», я бы эту новую полюбила. Но предыдущая была, и я имела возможность сравнить…
А сейчас имею возможность сравнить ОДП.
В прямоугольном флаконе – то же море роз, но в них больше влаги, это бассейн с холодной и чистой водой, куда обрушили все эти срезанные розы в ожидании, когда придет час ставить их в вазы. Розы восточные, душистые, сладкие. Но уже без меда и вина. Зато с листьями, с зеленью из сада, с тонкой нотой свежести, которую дают мята и бергамот.
А дальше – раскрывается в зависимости от погоды.
Иногда становится очень пудровым — чудесная, тонкая, благоуханная розовая пудра, делающая аромат словно бы бархатистым.
Иногда – свежие ноты доминируют, и весь день остается ощущение капель воды и шелка розовых лепестков на коже, прохладных, будто только что вынырнула из этого самого бассейна, полного роз. И это прекрасное ощущение.
Самое красивое раскрытие этой версии ОДП - когда она пахнет шиповником. Тем самым розовым шиповником, который растет у меня на даче.
И этот аромат вполне может быть повседневным. Не для соблазна, а для собственного удовольствия.


Для меня  «Rose» Caron прекрасна во всех вариациях и при любом раскрытии.
В принципе, в ароматах Caron есть что-то аристократическое, какое-то высокое качество и ощущение благородства. Вроде бы, и странно так говорить про парфюм, но чувство есть. И некоторая старомодность (шляпка, перчатки, замшевая или лаковая сумочка, замшевые или лаковые туфли-лодочки, шелковые чулки, может быть – вуаль, обязательно - жемчуг).


При создании парфюмов Caron как-то обходятся (или так – раньше обходились) без синтетического мускуса и уда, и прочих пронзительных будоражащих нервы нот. А если мускус и есть, то он какой-то другой. Незаметный.
К тому же я просто люблю аромат роз. Когда он меня окружает и я его ощущаю. Для меня в этом аромате есть что-то ласкающее нервы, если можно так выразиться. Успокаивающее и поднимающее настроение. Мягкий антидепрессант. Это не счастье, не ликование, но тихая ровная радость… И «Rose» Caron в полной мере мне ее дарует.

Источники фото: www.leboudoirdemadame.com, gemmagreen.deviantart.com
Фото женщин: Сесил Битон

пятница, 3 июня 2016 г.

«Noir Epices» Frederic Malle: уют, который всегда с тобой


Начинается с резкой, острой ноты: свежеструганная кипарисовая дощечка, свежепомолотый черный перец и герань. Но подождите немного, пока он согреется, и раскроется его уютная, пушистая, кашемировая душа. «Noir Epices» сочетает в себе классический фруктовый шипр с любимой мною «рождественской» тематикой: апельсин с корицей, гвоздикой, мускатным орехом, стручком ванили и пачулиевым шоколадом. По мере ношения фруктовые ноты становятся сильнее, кажется, что там не только апельсин, но еще и нектарин. Стойкий, но не шлейфовый, создает своего рода «зону комфорта» вокруг носителя. Уют, который всегда с тобой.
В отличие от большинства парфюмов такого плана, на удивление несладкий и вообще изящно скроенный.
Идеален для дождливой погоды или для зимы. Камин, теплый плед, помандер из настоящего апельсина и гвоздики, глинтвейн с большим количеством пряностей… А от нее пахнет каким-то классическим фруктовым шипром. Возможно даже, винтажным. Из тех духов, которые носят только для себя. И запах этих духов идеальной вплетается в ароматы нагретого дерева, апельсина, вина и пряностей.


Как я понимаю, у создателей были ассоциации с востоком: караван, везущий пряности, бредущий через пустыню… Даже зная это, я почувствовала в «Noir Epices» только запах рождественских ленивых и сказочных вечеров. Которые иногда хочется перенести и в другое время года. Например, в холодное дождливое лето.


среда, 1 июня 2016 г.

«Songes» Annick Goutal: письма с экзотического острова


«Songes» Annick Goutal  мне напоминает письма с экзотического острова. Неспешные и подробные. Письма не отдыхающего, у которого нет времени писать, а надо как можно скорее насладиться всеми удовольствиями, которые возможны на экзотическом острове… Нет, письма человека, у которого есть время, есть возможность проанализировать свои чувства, описать увиденное, поразмышлять о красоте окружающей его тропической природы. Чужой и обольстительной красоте. Об уязвимости этой красоты, ведь аромат, при всей своей насыщенности, достаточно прозрачен, - как и все творения Анник Гюталь.
Наверное, ужасно банальное сравнение. Но для меня это не прогулка в саду, а именно письма, которые написаны в одной из тех «беседок для уединенных медитаций», которые в Тайланде ставят возле прудиков с карпами.
А вокруг, конечно же, сад. И огромные ароматные цветы падают с деревьев прямо у порога беседки.


В «Songes» Анник Гюталь я влюбилась с первого вздоха. Тропические цветы, все — сладкие, как я люблю: жасмин, иланг-иланг, тиаре, франжипани, крепко приправлено горьковатой ванилью, ладаном, бензоином и какой-то душистой смолой с камфорным ароматом, что это –  я так и не опознала… Но в ОДТ этого меньше, в ОДП — больше.
Я наслаждалась этой нездешней сладостью много лет, но чувствовала, что не до конца понимаю этот аромат, не все ноты различаю, ведь в нем явно присутствует что-то еще, какой-то завораживающе прекрасный и неведомый мне цветок, для которого остальные — только фон, и что-то дает сливочную ноту, а что-то — лакомую...
Побывав этой зимой в Тайланде, я поняла, чем пахнет «Songes».
Я узнала все ноты.
Цербера. Цветок с ядовитого «дерева самоубийц». Пахнет поистине завораживающе, одновременно как жасмин, тиаре и ваниль, и немного карамели. Это и есть главный цветок в «Songes». Сердце аромата. Остальные цветы — гирляндой вокруг. Остальные ноты только оттеняют красоту церберы.
Нежная прохладная сладость маленьких десертных бананов-«яйцо» (зрелых, в отличие от таких же, но зеленых в ее же «Passion»).
Яркая сладость бананов, поджаренных в карамели.
Аромат кокосовых сливок, смягчающий избыточность всей этой цветочной и фруктовой сладости.
Аромат драгоценного чая «Большой красный халат» — терпкий и тоже сладкий, ванильно-карамельно-сливочный.


Тропическая влажная жара, заточенная во флакон. Душная и ароматная цветочная ночь. На другом конце мира, в стране, где строят домики для духов и плещет на песок светящийся в ночи океан, теплый, ласковый океан-убийца, создающий цунами...
И острова. Райские острова, где благоухают все эти цветы и фрукты, где легенды текут реками кокосового молока с пряностями и кровью...
Теперь я знаю, что была влюблена в Тайланд, когда только вдохнула «Songes». За много лет до того, как приехала на Пхукет.
Изначально туалетная вода мне понравилась больше и я, имея возможность, купила флакон про запас. А ОДП меньше, но израсходовала я ее быстрее. В ОДП, плюс ко всем райским ночным цветам и влажной тропической жаре, которые прячет в себе ОДТ, добавлено много амбры, мирры и чего-то с камфорным ароматом, что одновременно отталкивает и завораживает. ОДТ — красота во флаконе. А ОДП — релакс и медитация. Мне казалось, что мне нужнее красота. Оказалось — релакс.
Однако и красоту ношу с наслаждением. Особенно теперь, когда я так отчетливо чувствую в ней церберу. У меня еще осталась половина флакона…
Мой сладкий сон.
Мой тропический рай.


…Да, я знаю, что аромат этот был вдохновлен садами на острове Маврикий. Но для меня он пахнет Тайландом.
Я совершенно очарована большим круглым флаконом. Все еще мечтаю когда-нибудь такой заполучить.




Источники фото: www.lavozdelsandinismo.com, en.academic.ru, www.planetdeadly.com, www.guokr.com