Ярлыки

арабская парфюмерия (45) бюджетная парфюмерия (10) винтаж (58) виш-лист (1) вымышленные парфюмы (1) выставка (1) горький (25) Дзинтарс (4) запах книг (4) книги (2) кожа (55) косметика (1) кофе (29) Ладаника (8) личное фото (37) лучшие (4) любимые духи знаменитых людей (3) мед (47) натуральная парфюмерия (29) Новая Заря (10) Павел Ромазанов (1) парфюмерные хитрости (2) парфюмы из кино и сериалов (6) размышления и цитаты (9) рождественское настроение (25) российская авторская парфюмерия (27) свадьба (9) свежая зелень (12) Северное Сияние (3) сирень (15) снег (12) советская парфюмерия (13) трюфель (1) шоколад (50) языческие праздники (3) Abdul Samad Al Qurashi (6) Acqua di Parma (2) Ajmal (9) Al Battash (3) Al Haramain Perfumes (2) Al-Jazeera Perfumes (3) Alexander McQueen (1) Amouage (37) Angela Ciampagna (11) Ann Gerard (1) Anna Zworykina Perfumes (16) Anne Pliska (1) Annick Goutal (3) Antonio Visconti (13) Arabian Oud (13) Art Deco Perfumes (1) Atelier des Ors (2) Atkinsons (1) Aus Liebe zum Duft (1) Badgley Mischka (2) Balenciaga (2) Boadicea the Victorious (4) Bourjois (1) Brecourt (1) Brocard (16) By Kilian (4) Byredo (2) Cacharel (3) Cale Fragranze d’Autore (2) Carner Barcelona (1) Caron (17) Cartier (2) Carven (2) Catherine Deneuve (1) CB I Hate Perfume (3) Cesare Paciotti (1) Chanel (11) Chopard (2) Clive Christian (1) Comme des Garcons (5) Comptoir Sud Pacifique (3) Coty (5) Crabtree & Evelyn (1) Creed (3) D'Orsay (1) Dana (3) Demeter Fragrance (2) Dior (12) Diptyque (2) Dr. Gritti (8) Dzintars (3) Elizabeth Taylor (1) Ermenegildo Zegna (1) Estée Lauder (8) Etat Libre d`Orange (4) Etienne Aigner (1) Etro (4) Evody Parfums (3) Evyan (1) Faberge (1) Faina Glazyrina (1) Fendi (1) Floris (3) Francesca dell`Oro (7) Frapin (10) Frau Tonis Parfum (1) Frederic Malle (10) Fueguia 1833 (14) Galimard (1) Germaine Monteil (1) Giulietta Capuleti (4) Givenchy (10) Gres (1) Guerlain (37) Guy Laroche (1) Hermes (7) Herve Gambs Paris (2) Highland Lilac of Rochester (1) Hilde Soliani (2) Histoires de Parfums (1) Houbigant (3) Huitieme Art Parfums (3) Il Profvmo (1) Ineke (1) J.F. Schwarzlose Berlin (1) Jacomo (1) Jacques Bogart (1) Jar Parfums (1) Jean Desprez (1) Jean Patou (3) Jo Malone (2) Jovoy Paris (4) Judith Leiber (1) Juliette Has A Gun (1) Keiko Mecheri (2) Khalis Perfumes (1) Kiehl`s (1) Kinski (1) L`Artisan (8) L`Atelier Boheme (3) L`Erbolario (1) L`Occitane en Provence (5) La Maison de la Vanille (2) Laboratorio Olfattivo (4) Lalique (1) Lancome (5) Lanvin (3) Lattafa Perfumes (1) Laura Ashley (2) Laura Biagiotti (1) Le Galion (1) Le Labo (3) Lecmo (1) Les Liquides Imaginaires (1) Les Parfums de Rosine (1) LM Parfums (2) Lolita Lempicka (1) Loree Rodkin (2) Lorenzo Villoresi (2) Lostmarch (5) Lubin (1) Lush (4) M. Micallef (9) Mad et Len (3) Maison Incens (1) Maitre Parfumeur et Gantier (2) Majda Bekkali Sculptures Olfactives (4) Marbert (2) Marc de la Morandiere (1) Maria Candida Gentile (2) Masque Milano (2) MDCI Parfums (1) Memo (11) Mendittorosa (11) Mimmina (3) Molinard (2) Mona di Orio (12) Montale (20) Muelhens (1) My Perfumes (1) Naomi Goodsir (4) Nasomatto (1) Neela Vermeire Creations (1) Niki de Saint Phalle (1) Nimere Parfums (26) Nina Ricci (2) Nobile 1942 (1) O`Driu (1) Olfactive Studio (3) Paco Rabanne (2) Panouge (1) Pantheon Roma (2) Parfum d`Empire (17) Parfumerie Generale (18) Parfums de Nicolaï (1) Parfums Dusita (1) Parfums et Senteurs du Pays Basque (6) Parfums Sophiste (1) Partisan Parfums (1) Peccato Originale (5) Penhaligon`s (9) Perlier (1) Phaedon (2) Pierre Balmain (1) Pierre Guillaume Croisiere Collection (2) Pineider (3) Profumum Roma (14) Providence Perfume Co. (2) Puredistance (3) Queen B Perfumes (1) Ralph Lauren (1) Ramon Molvizar (6) Rania J. (3) Raphael (1) Rasasi (1) Reflexion (6) Reichenbach (1) Reminiscence (1) Robert Piguet (4) Rochas (2) Roja Dove (1) Santa Maria Novella (2) Sarahs - My Perfumes (1) Sebastiane (1) Section d`Or (6) Serge Lutens (49) Sevigne (1) SoOud (3) Strange Invisible Perfumes (11) Swarovski (1) Swiss Arabian (1) Syed Junaid Alam (1) Tauer Perfumes (7) Teo Cabanel (2) The Crown Perfumery Co (1) The Fragrance Kitchen (1) The Vagabond Prince (1) Thierry Mugler (10) Tiziana Terenzi (3) Tocca (1) Tokyo Milk Parfumarie Curiosite (2) Tom Ford (13) UER MI (4) Van Cleef & Arpels (6) Vero Profumo (3) Viktoria Minya (1) Wallpaper* STEIDL (1) Xerjoff (3) Yosh (1) Ys-Uzac (1) Yves de Sistelle (1) Yves Rocher (1) Yves Saint Laurent (6)

пятница, 30 декабря 2016 г.

«Osang» Mendittorosa Odori D’Anima: кровь святого сладка


Кровь святого Януария сладка. Она сладка настолько, что хочется припасть к надушенному запястью и замереть, уносясь воображением – и всем своим эфирным существом (бросив в кресле бренное тело) – куда-то туда, под теплое и сияющее итальянское небо, на улицы прекраснейших в мире древних городов, где верующие шествуют к храму, не просто желая, но ожидая чуда… И чудо случается: кровь святого Януария оживает в своей стеклянной темнице. Я этого не видела и вряд ли увижу, но если это чудо вдохновило на создание такого чуда, как «Osang» Mendittorosa – да, это истинное чудо!


…Нет, чудо случилось уже тогда, когда именно мой ключ подошел к шкатулке с первым в России флаконом «Osang». Правда, признаюсь, во флаконе было очень-очень немного драгоценной жидкости, и я ею поделилась – не могла не поделиться, потому что грех не делиться такой ошеломляющей красотой, которую, к тому же, другим негде и попробовать, и у меня осталась половина пробирки, но я жду флакон, когда-нибудь будет флакон, и если случится еще одно чудо – милейшая Стефания Скуэлья не станет удорожать его, облепляя кусочками зеркала и прочими красотами, а сделает вот таким строгим, как задумала, похожим на фигурку епископа в митре. 
Впрочем, мне вообще все равно, каким будет флакон, лишь бы я могла позволить себе его купить.

...Потому что кровь святого Януария сладостна, и ее хочется вдыхать снова и снова.
Она пахнет спелым гранатом, когда ты только разломила его, когда ты только раздавила зубами крупные черные зерна, похожие на драгоценные камни, и ощущаешь растекающуюся на языке терпкую сладость.


Она пахнет спелой ежевикой, ради которой надо карабкаться на гору, и самая крупная всегда растет в самой гуще ветвей, и слизываешь капли собственной крови с царапин, и следом бросаешь в рот сочную сладкую черную ягоду, впитавшую в себя влагу земли и жар солнца.


Она пахнет малиной, лесной малиной, самой-самой натуральной малиной, которую я пробовала в парфюмерии, настолько натуральной, что трудно поверить, что это парфюмерия. Она пахнет даже не ягодами, а малинником, когда он прогрет солнцем и только подходишь к нему, и чувствуешь вот этот запах. Уже через час собранная малина пахнет чуть-чуть кислинкой. Малина, которую еще не собрали, или собрали только что, в ладонь, пахнет сладко.


Она пахнет кагором, сладким, густым, очень качественным, я давно такого не пробовала, только в отрочестве, его откуда-то привозили… Откуда? Не помню. Но вкус, запах – помню.
Она пахнет сладким черным виноградом и тем темным вином, названия которого я не знаю, которым меня отпаивали, когда мне стало вдруг дурно от жары во время прогулки по какому-то итальянскому городку. Крепкие карабинери подхватили меня и внесли в не церковь, на подступах к которой  мои колени утратили вдруг прочность, а тело решило познакомиться с брусчаткой… Нет, внесли меня в тратторию по соседству, и хозяйка, всплеснув руками, принесла темную бутылку с черной жидкостью, и приподняв мне голову, поила меня ледяным, терпким и – как мне казалось – божественно сладким вином. Не знаю, правильно ли поить вином человека, которому стало дурно от жары, и почему она не поила водой меня, туристку, которая – неизвестно, заплатит ли? – но она поила меня вином, и оно было холодное до ломоты в зубах, и сладкое, и это было именно то, что нужно, чтобы я смогла сесть, а потом я пила воду, много воды, а потом… Не помню, но мне было хорошо и я вполне самостоятельно добралась до гостиницы.


Она пахнет сладкими смолами, миррой и немного ладаном, немного лабданумом, и чем-то еще, чем-то бальзамическим, но среди всей этой ягодной и винной сладости я не могу четко определить, чем еще… Но запах смол, по мере ношения, становится все гуще, все насыщеннее, уравновешивая фруктовые ноты.
А еще она пахнет розой. Пунцовой, сладкой, с медовым ароматом, роскошной розой. Обычно такие роскошные бархатные розы на самом деле пахнут слабо, ибо селекционеры уделяли больше внимания красоте. Но здесь мы имеем дело с чудом. А значит – бархатная роза будет благоухать медово и сладко, и немного терпко, как сок граната.
Потаенная роза в саду при соборе. Роза, благоухающая только ночью. Скрытая тенью, тьмой, узором листьев и кованой решеткой. И все же пахнущая так сладко, что любой, кто почувствует ее аромат, невольно замедляет шаги.


Хочу флакон.
Мне необходим флакон.
И думаю, он будет необходим многим, кто попробует «Osang» Mendittorosa.
Скорее бы, скорее бы Стефания Скуэлья выпустила этот аромат!

Иллюстрация флакона: с сайта Стефания Скуэлья
Источники иллюстраций: shinichiro* на Flickr; Simply Recipes®; Health Remedies.com; www.tenbunderen.be; gyclli.tumblr.com; brooklynfarm.blogspot.com
 

вторник, 27 декабря 2016 г.

«Tralala» Penhaligon`s: виски, «Baileys», пармские фиалки, лондонская весна и дверь в Нарнию


«Tralala» — один из тех ароматов, в которые я влюбилась, почувствовав аромат с человека, находившегося рядом. Это был чудесный запах: копченые ноты виски, причем очень такого выдержанного, всего раз в жизни пила такой, смешиваются с ароматом сливочного ликера, немного мягкой, нежной выделки кожи и аромат фиалок… Причем собрано все это было гармонично, и напоминало немного – старые духи Guerlain, «Apres l'Ondee» и «Shalimar», такие мягкие, сложные и глубокие, какими они были когда-то. При этом «Tralala» — даже не «переосмысление» герленовских ароматов, просто – нечто общее в подаче нот фиалки, ванили и кожи. Однако Guerlain никогда не допустил бы в свои парфюмы такого явного крепкого алкоголя и столько дыма.


Мне повезло: добрый человек подарил пол пробирки «Tralala». И, когда я попробовала «Tralala» на собственной коже, я поняла, что мне этот парфюм мне нужен:   ярче проявлялись кожаные ноты парфюма, а я так люблю духи с запахом кожи, и нежнее, свежее – фиалки, и тоже именно такие, как я люблю, свежие, но чуть пудровые и чуть сладковатые, пармские, а не лесные. Аромат менялся, в верхних нотах тихо сияли альдегиды, очень нежные, ненавязчивые, как теплый весенний ветерок. В базе – пачули, причем самые что ни на есть хипповские, а к ним добавлялся ветивер: зеленый, резкий и почти мужской. И немного ладана. И, как мне иногда казалось, немного дыма конопли…
Но в центре всего – виски и «Baileys». Аромат кожи и аромат фиалок.
Когда, при очередной пробе – едва ли не последние капли это были! – я почувствовала, что помимо виски и «Baileys», в букете «Tralala» присутствует запах сливочно-кофейного «Brogans», который благоухает так прекрасно, что сам достоин быть духами, я решила, что буду искать свой флакон.


Ситуацию усложняло то, что «Tralala» была лимиткой 2014 года, посвященной Неделе моды в Лондоне. Собственно, когда этот парфюм был выпущен, в 2014 году я даже и не знала о его существовании.
Облегчало ситуацию то, что «Tralala» часто нравился людям при первой пробе, но после покупки проявлял сварливый нрав: слишком мало сладости, слишком много виски и кожи, да и слишком уж он на тему алкоголя. Так что – продавали. И даже по почти вменяемой цене, если с рук и если не полный флакон.
Но я еще искала, чтобы со всем оформлением. Чтобы флакон с безумной крышкой в виде раскрашенной головы манекена и с гигантским бархатным бантом. Чтобы с коробкой в виде шкафа… А в шкафу – зеркало!
Я редко придаю значение оформлению парфюма, но тут все было так безумно и странно, так по-английски, такая сразу и Алиса в Зазеркалье, и Нарния, но только все это – для взрослых. Для тех, кто уже может употреблять алкоголь.


И в конце концов я встретила свой идеальный флакон. С бантом и в коробке в виде шкафа.
Добыла я этот флакон сложнейшим способом. Денег на покупку не было, а хотелось… Ну, парфманьяки знают, что это такое, когда – хочется именно эти духи, и вдруг встречаешь ту самую версию, и… И отдаешь за нее сумму, отложенную на зимние ботинки или новую сумку. Но у меня в тот момент не было вообще суммы, которая была бы отложена, а флакон – вот он, был. И дело решилось сложнейшим обменом. Среди того, что я могла предложить на обмен, не было ничего, что бы хотела хозяйка «Tralala». Зато искомый ею парфюм был у человека, который в свое время хотел поменяться со мной на имевшийся у меня парфюм. В общем, тройной обмен. Я посылаю свой парфюм в, допустим, Астрахань. А оттуда парфюм отсылают в, допустим, Тюмень. А из Тюмени «Tralala» едет ко мне.
Я ему еще и отстояться дала с дороги. Я внимательно следила за его путешествием по просторам нашей Родины, болтался он на почте почти месяц, так что отстояться было надо. И вот он наконец отстоялся, и я – счастливица, потому что он пахнет именно так, именно так… Интересно, Бертран Дюшофур вот так чувствует Лондон? Или просто…
Просто создал красивый аромат?
Все же он очень талантлив и многогранен. Я даже не могу выделить какой-то его личный почерк, настолько разные его ароматы есть у меня в коллекции среди любимых.
Но если Лондон пахнет вот так… Выдержанный виски и «Baileys», дорогой кожаный пиджак и букет пармских фиалок, теплый весенний ветер и грубые пачули, и немного дыма от косячка, который выкурил кто-то, проходивший мимо… Кажется, мне все же надо там побывать. Когда-нибудь. И не только ради музеев, Хайгейта и собора Петра-в-Оковах (где похоронена моя милая Анна Болейн). Ради атмосферы, вот такой атмосферы города – тоже.
Если же Дюшофур обманул… Тогда мне останутся музеи и все прочее.
Осталось только накопить теперь на Лондон.

суббота, 24 декабря 2016 г.

«Sol» («Sun») Ramon Molvizar: дождь из чистого золота


Парфюмы Ramon Molvizar поражают прежде всего роскошью оформления. Это не сложность и изыски флаконов Lalique, это именно кричащая роскошь: да, дорого, да, богато, кремовая норковая шубка и кремовые туфельки на шпильках, и это невзирая на зиму, потому что от машины к подъезду по ковровой дорожке, а флакон в деревянной коробке, и он полон золотистых блесток, напоминает те сувенирные шары с домиком внутри, которые встряхнешь – и мире, заключенном в стеклянном шаре, идет снег, а этот роскошный шар с духами встряхнешь – и идет дождь из чистого золота (которое, конечно, не золото на самом-то деле, но ведь и снег в шаре – не снег!).


Сказочный дождь из золота, да, была такая сказка, когда на трудолюбивую девушку пролился золотой дождь, и волосы у нее стали золотые, и наряд золотой, и на ней женился принц… Почему принц не мог разглядеть ее достоинств, пока у нее не было золотых волос и золотого платья – это жестокая правда жизни, в сказках вообще часто заключена жестокая правда жизни.


«Sun» пахнет мускусом, светлым мускусом, ароматом чистой белой женской кожи, разогревшейся в танце и покрывшейся нежнейшей испариной, пахнет чистой тканью – шелк, наверное, — и этот густой мускусный запах заполнен ароматом цветов: жасмин (в высшей степени благопристойный, лишенный индольности) и белая роза (именно белая!). Заявлен еще запах лотоса, но я нюхала лотосы в Тайланде, они пахнут во-первых, очень деликатно, а во-вторых – не чувствую я лотоса в «Sun». Для свежести добавлен коктейль из лайма и имбиря, с парой камель эфирного масла бергамота, и еще я чувствую кислинку сухого шампанского, хотя его там, вроде бы, быть не должно. Сахар? Наверное, у меня иное представление об ароматах с сахаром, здесь сахар разве что по краю бокала… Для украшения и сладкого привкуса у этого странного имбирно-лаймового коктейля с шампанским.
Очень стойкий.
Несмотря на малое количество нот, очень пышный. Каждая нота – огромной силы и трубит о себе.
Парадный, громкий, но при этом не парфюм-убийца. Рядом с ним можно дышать.
Не мое, слишком выхолощенный жасмин, слишком много мускуса, хоть мускус и благороднейший. Но - мускус. Хорошо, хорошо, что я их не хочу! Они совсем для другой женщины, для той, которая не так остро реагирует на мускус, для той, которая носит шелковое платье, шубу из кремовой норки и кремовые туфельки на шпильках, золото и бриллианты, и вступает в отношения только с самыми богатыми мужчинами. И все должны знать, что у нее самые дорогие духи.
Приманивают ли такие духи сказочных принцев, как золотой дождь? Кто ж знает…
Правда, в этом парфюме что-то выдает не настоящее волшебное золото, а сотни сверкающих пайеток. Ну, и что? Главное, как скроено платье, и сидит ли оно по фигуре.
...А еще есть флакон со стразами Swarovski. Он похож на идеальную елочную игрушку. Я поместила его в самом начале статьи.


Фото: Vogue Olympic Fashion Shoot - Closing Ceremony (Vogue.com UK)
Фото флаконов: ExilityGroup

пятница, 23 декабря 2016 г.

«Art & Gold» (2016) Ramon Molvizar: прежде всего - роскошь


Торт из белого шоколада, ювелирно украшенный сахарными кружевами, ломтиками белого персика и листками пищевого золота. Тонкие слои бисквита пропитаны белым ромом. Воплощенный кондитерский соблазн.



Бальный зал, украшенный таким количеством сладко пахнущих цветов, что от их аромата кружится голова, а тут еще и торт благоухает сахаром, ванилью и ромом.
Драгоценное платье, расшитое золотом, над ним работали больше года, чтобы она могла надеть его сегодня…


Но это не королевский бал, это праздник в обществе нуворишей, возможно – на яхте «Кристина», принадлежавшей Онассису: да, туда иногда заманивали и особ королевского происхождения, и все же это было царство нуворишей. Правда, «Кристины» не существует, но наверняка есть другие яхты, еще роскошнее, для еще более сладкой жизни.
Аромат очень сильный, очень стойкий, очень сладкий, но это дорогая сладость, а не «La Vie Est Belle» Lancome, «Art & Gold» (2016) – для тех, у кого жизнь и правда «belle», но представление о прекрасной жизни у всех разное, у этих – бесконечные вечеринки, примерки у лучших кутюрье мира, романы с самыми сильными мира сего… Дорого, богато. Парфюм кричит об этом. Кричит, пожалуй, слишком громко, но наверное, если не заявишь о себе во весь голос, то ничего и не добьешься.
Флакон очень красивый, но это красота тоже специфическая: яркая, броская. Он похож на елочную игрушку с елки миллионера. Эту роскошную коробку с роскошным флаконом хорошо положить под елку для женщины, которая ценит роскошь оформления. Прежде всего – роскошь оформления.


А существует еще флакон со стразами Swarovski, он вообще похож на… Не знаю даже, на что. На подарок для белокурой любовницы шейха. Ибо кому еще дарить такие духи?


Надеюсь только, никому не придет в голову надеть их в театр. Разве что в частную ложу. Иначе погибель окружающим гарантирована.
И вообще: одну каплю на пальцы, прикоснуться к теплым точкам, и – хватит. На сутки и больше.
(Для меня - слишком термоядерны. Как хорошо, что я их не хочу. Собственно, я и дышать рядом с ними не мог...).

Фото: www.southboundbride.com, City Sweets & Confections, New York
Фото флакона: ExilityGroup

вторник, 20 декабря 2016 г.

Парфюмерный виш-лист. Да, ужас. Но не ужас-ужас (я надеюсь).


Мой парфюмерный виш-лист. Без редкостей и винтажей. Самое доступное чисто физически, но (как правило) не доступное материально. Может, хоть что-то Отец-Рождество решит мне пожаловать…
Проявить скромность мне не удалось. Представляю, как бы он выглядел, если бы я вписала все желанные винтажи!


«Nahéma» Extract Guerlain - желание исполнено, спасибо, исполнила сама, но все равно спасибо за возможность исполнить.

Самое главное желание. Можно даже в тестерном флаконе со спреем. Может, так даже лучше, сохранность будет больше… Отец-Рождество, ты меня слышишь?




«Myths» Woman Amouage - желание исполнено, спасибо!


Моя прекрасная и горькая, поэтическая мечта… Очень хочу этого года. Ибо другого года будет уже иной. Ждать нельзя, а возможности пока нет!




«The Library Collection Opus X» Amouage

Одна из лучших парфюмерных роз в мире. Опять же – выпуск другого года будет чуть-чуть отличаться.


Дальше не смогла выстроить по степени желанности – хочу все, поэтому по алфавиту.

«African Leather» Memo

Изумительная и роскошная кожа. К тому же вызывает у меня ассоциации с симпатичнейшим персонажем из сериала «Шерлок».



«Alkemi» Laboratorio Olfattivo

Полюбила эту марку, они обыгрывают пряности и смолы, как настоящие волшебники. «Alkemi» - волшебное зелье, согревающее в любую погоду и в любую тоску.



 «A*Men Pure Tonka» Thierry Mugler - желание исполнено! Неожиданно, восхитительно, прекрасно исполнено. У меня есть этот аромат, присланный Волшебницей, временно исполняющей обязанности Отца-Рождество.


На моей коже это шоколад с бобами тонка. Будет компания для кофейной версии, которую я так же с удовольствием ношу.




«Angel Étoile des Rêves Eau de Nuit» Thierry Mugler - сбылось! Подарен неизвестным доброжелателем, сюрприз прямо 31 декабря! Спасибо!


Чистой воды баловство, по сути, я бы без него прекрасно обошлась, но это удивительно нежный вариант любимого  Angel… Эта нежность завораживает. Но его я себе точно не куплю, потому что - баловство.


 «Attire-Moi» La Sucrerie de la Montagne

Тот самый парфюм с запахом кленового сиропа, выпущенный произвеодителем кленового сиропа, который год я тщетно пытаюсь его заполучить: обожаю запах кленового сиропа! Но сам парфюм даже не пробовала…




«Carnal Flower» Frederic Malle

Изумительная и нежная тубероза. Хочу давно. И никак мы с ней не встретимся (все попытки купить пол флакона почему-то завершались неудачей). А на целый флакон никак не решусь.



«Cuir Cannage» Christian Dior

Прекрасная кожа, очень изящно сделана, хочу, просто хочу.


«Dolce Passione» Pantheon Roma

Шоколад, немного кофе, очень много хорошего настроения.


«Eau des 4 Voleurs» L`Occitane en Provence

Когда-то очень любила. Перестали выпускать. Печалилась. Переиздали, но в России не продается.



«Ignes» Angela Ciampagna

Носить это нельзя, этим можно только наслаждаться. Рассказывать под этот аромат сказки. Мысленно путешествовать. Он волшебный, он годится для всего.




«Interlude» Man Amouage - желание исполнено, половина флакона приобретена, ура.


Все время покупаю отливанты, пора бы обзавестись флаконом. Уже поняла, что обожаю этот аромат и он мне нужен.



«Isabey» Gardenia Isabey (правда, я хочу ту, которая была еще Panouge, в том флаконе, и вдруг аромат тоже изменился?) - желание исполнено! Мне подарили именно такой флакон, как я хотела, подарил человек, который меня любит. Это счастье.

Для того, чтобы иногда поиграть в роскошную и соблазнительную женщину. Наедине с собой. Для написания статей и романов о роскошных и соблазнительных женщинах.



«Nevermore» Frapin - есть, подарила хозяйка любимого магазинчика Osmodeus perfume shop, счастью моему нет пределов!

Самый готичный парфюм из опробованных за жизнь. Когда-нибудь он у меня обязательно будет.


«Rosarium» Angela Ciampagna

Божественный ладан и фиалки в молоке. Отливант есть, хочу полную версию про запас.


«Sortilège» Le Galion

Винтаж у меня есть. Немножко. Хочу современную версию. Притом, что я ее даже не пробовала. Но это же «Sortilège»...



«Sotto La Luna» Tuberose Tauer Perfumes

Умопомрачительная тубероза. Когда кончится моя пробирка – как жить?


«Tabac Tabou» Parfum d`Empire

Красота. Летний полдень. Жара в любое время года. И из любимых творений Parfum d`Empire только его у меня нет.


«Trastevere» Pantheon Roma

Кофе, жареные каштаны и хорошее настроение.


«Violetta» Santa Maria Novella

Она просто прекрасна. Мой нежнейший антидепрессант. И она у меня кончилась.


«Xocoatl» Fueguia 1833 - в этом году Отец-Рождество через своих представителей однозначно решил побаловать меня шоколадом! Сбылись именно шоколадные мечты!

Лучший парфюмерный шоколад. Однозначно лучший парфюмерный шоколад. Бодрящий, как настоящие какао-бобы!


Все фотографии флаконов - с сайта: http://www.fragrantica.ru

понедельник, 19 декабря 2016 г.

Ароматы для Йоля



 «Это был праздник Йоль, который люди называют Рождеством, хотя в глубине души знают, что он древнее Вифлиема и Вавилона, древнее Мемфиса, и самого человечества. Накануне праздника Йоль, я, наконец, возвратился в старинный город у моря, где жили мои предки, и издревле свершали празднество, ещё до того, как оно было запрещено»
«Празднество» Г.Ф.Лавкрафт

Я с удовольствием читаю подборки парфюмов для Нового года и Рождества, но мне самой захотелось сделать подборку для Йоля. Языческого праздника, из которого и выросли традиции – и рождественские, и новогодние. Языческого праздника, который все еще существует. Самая длинная, самая темная ночь в году. А потом празднование длится тринадцать дней, и в эти дни стираются границы между мирами и временем, старый год незаметно переходит в новый, власть от Короля-Падуба переходит к Королю Дубу, который и будет править до Литы – до самого длинного дня в году.
Хозяйки пекли пироги и оставляли их на ветвях деревьев – в подарок тем, кто бродит во тьме. Имеется в виду не только ночь, но – Тьма, та великая Тьма, которая может воцариться, если солнце однажды не взойдет. В эти ночи фейри беседовали с людьми, мертвые встречались с живыми, и мчалась Дикая Охота, и присоединялись к ней те, кто общается с Иным Миром… 
Горели костры Йоля, чтобы поддержать солнце, помочь ему снова взойти, чтобы разогнать мрак и не позволить всем тем, кто бродит во тьме, приблизиться к жилищам. И люди собирались вместе, потому что в эти ночи нельзя быть одному, и щедро накрывали стол, чтобы щедрым был грядущий год. На йольском столе непременно присутствовало сладкое и пряное. Пили горячее вино с медом и пряностями. Дарили друг другу яблоки – символ солнца и плодородия. А подарки поценнее припрятывали под йольским деревом. И потом доставали оттуда, притворяясь, что подарки эти вроде как от фейри, иначе – Добрых Соседей. Но это неправда, подарки были друг от друга. От Добрых Соседей если и дождешься подарков, то каких-нибудь странных, и потом не будешь знать, чем и как за них отплатить. И все же почему-то считалось в древности (так, во всяком случае, пишут сейчас), что подарки на Йоль – от эльфов. И только потом появились другие ипостаси таинственных дарителей. А почему бы не признать, что дарители – мы? Что каждый из нас – немного эльф и немного волхв в ночь дарения (смотря когда она происходит, на Йоль или на Рождество)?
И веселились люди у накрытых столов, и шумели, чтобы заглушить шепоты извне, голоса из тьмы, чтобы отогнать своим весельем тех, кто бродит во тьме… При этом – вот противоречивые! – украшали падубом, омелой и плющом свои дома, чтобы пригласить Добрых Соседей разделить радость возрождения к жизни. Или, чтобы, по крайней мере, сделать вид: мы не против вашего визита. Но пироги лучше возьмите те, которые заранее разложены на ветвях деревьев. Ведь над порогом все равно вбит железный гвоздь, чтобы фейри переступить не мог…
Вечнозеленые растения, как олицетворение вечной жизни, были обязательным украшением на Йоль: сосна и пихта, можжевельник и ель, а также падуб (остролист), который символизировал еще и защиту от зла, и плющ, который символизировал еще и неуклонный подъем к вершинам жизни (или к вершинам духовности, кому что милее), и омела, символ женского и мужского плодородия, и шишки – символ выносливости, способности противостоять любым невзгодам, и орехи – символ богатства и сытости, и колосья пшеницы – опять же, символ изобилия.
Все на Йоль сводится к изобилию грядущего года, к свету и теплу желанного солнца, к общности людей, пережидающих тьму, к сладости и пряности еды и напитков, придающих радости в самые страшные и темные часы.
Что еще?
Йольский венок – как символ колеса года.  Четыре свечи – чтобы осветить четыре стороны света. И рога как символ Рогатого Бога.
И важно обзавестись новой шерстяной вещью. Иначе придет сердитый Йольский Кот и один съест все угощение. Впрочем, скорее всего, эту традицию придумали позже и в шутку.
Так какие парфюмы кажутся мне самыми подходящими для этих тринадцати дней?

Начнем с костра.
Здесь самый интересный выбор – между «Ignes» Angela Ciampagna и «L`incendiaire» Serge Lutens.
«Ignes» Angela Ciampagna пахнет костром, горящим деревом, дымом, ароматическими смолами, пряной сладостью бессмертника и соленым запахом, приносимым с моря. Причем холодного моря, зимнего или весеннего. В «Ignes» больше огня и тепла. Больше жизнеутверждающего начала, языческой, первозданной радости жизни, от него кровь кипит, от него хочется танцевать и целоваться, ощущая на губах пепел от костра и соль от морского ветра.
«L`incendiaire» Serge Lutens пахнет дымом и тлеющими угольями, горьким и острым ароматом сжигаемых листьев, подкопченными нотами виски и сладостью жженой карамели, и в нем тоже присутствуют ароматические смолы, и ладаном, но все это доносится словно со стороны. Костер не рядом с вами, он – вдалеке. В «L`incendiaire» больше тайны и тьмы, той самой тьмы, от которой люди защищаются кострами, которая на Йоль обещает встречи с фейри и духами мертвых и полет с Дикой Охотой…
Костер, танцы вокруг костра, чувство родства всех людей, радость жизни? Тогда ваш выбор – «Ignes».
Уйти одному во тьму, в надежде, что эти волшебные ночи откроют для вас пути в Иные Миры, что невидимый собеседник откроет вам те тайны, о которых вы всегда мечтали? Тогда – «L`incendiaire».

Если костер – огонь и пепел – не самая ваша любимая тема, то стоит рассмотреть вечнозеленые растения, которые для Йоля очень важны, в сущности – главное его украшение.
«Wazamba» Parfum d`Empire пахнет сосновыми иголками и смолой, свежим морозным воздухом, горькими травами и яблоком в карамели. Трудно даже представить себе более йольский аромат, соединивший в себе и сосну, и яблоки, и сладость. Совершенно домашний и радостный. Для тех, кто не хочет уходить в темноту на поиски приключений, а хочет в йольские дни быть счастливым и веселым, здесь и сейчас.
«Taiga Whispers» Nimere Parfums – наркотически-прекрасный аромат соснового леса, можжевельника и кипарисовой смолы, пихтового бальзама и березового дегтя, противоречивый, волшебный, обманчивый, потому что чудится в нем то соль, то ладан, то сладкие смолы. То вдруг каким-то тропическим цветком пахнет среди всего этого дремучего-лесного изобилия, и пытаешься понять – правда или неправда, что за цветок в зимнем сосновом лесу? Неправда, конечно! Это фейри обманывают и в лес завлекают. Держитесь лучше поближе к домам и к йольским венкам, которые тоже пахнут сосной и можжевельником.
Но вот главный обманщик и чародей выходит на охоту за душами смертных. «Мemoir Man» Amouage – таинственный, как Рогатый Бог, темный и мрачный, как Король-Падуб, в эту ночь на полгода уступающий власть жизнерадостному Королю-Дубу. «Мemoir Man» пахнет прежде всего полынью, горькой и свежей, колдовской. За серебристо-зеленым узором полыни – черная кожа грубой выделки, связки сухих целебных трав, остывший ладан, нездешние растения – зеленый ветивер и дурманящий сладковатый табак. И пепел, а под пеплом – неожиданно свежие розы… Розы, которыми он обольщает в эту морозную ночь. Но не подходите к нему: Король-Падуб уколет вас острым листом в самое сердце, и вы уже никогда его не забудете, никогда не сможете веселиться со всеми, всегда будете тосковать по чему-то нездешнему, несбыточному, и утешаться только одним лишь его ароматом. «Мemoir»: то, что нельзя забыть.
Впрочем, магия фейри на Йоль может быть и доброй. Если у фейри будет хорошее настроение и им понравятся пироги, которыми с ними поделятся. Тогда они украсят праздник ароматом яркой зелени, острым запахом свежесрезанных еловых ветвей, еще розового перца добавят, для яркости и огонька, и тмина с корицей, потому что праздник и смертные любят пряности. Но главное – среди елок будут розы, причем не наколдованные, не обманные, а настоящие, пышные и свежие, огромный букет, а то и целый розовый сад. И все это – в зеленом флаконе «Epic Woman» Amouage. Он удивительно хорош именно в мороз. Он одновременно освежающий и торжественный. Он – как зеленое платье, вытканное серебряными и золотыми узорами, платье, в котором любая девушка покажется самой красивой!

Но идем же к столу.
Пряности. Очень важны в эту ночь пряности. Они придают праздничный вкус блюдам, они согревают изнутри, они не дают холоду пробраться в кровь и в душу. «Noir Epices» Frederic Malle – свежемолотый черный перец, корица и гвоздика, мускатный орех, стручок ванили, сладкий апельсин и немного горького шоколада. Согрейте его на коже, и вам раскроются его уютная пушистая кашемировая душа и все его специи, уютные, теплые, добрые. С «Noir Epices» хорошо читать вслух сказки или пересказывать легенды, раздавать подарки, припрятанные под йольским деревом. В общем – отмечать Йоль как семейный добрый праздник.
Еще на Йоль положено как следует выпить. Причем пить из коровьего рога, то есть – до дна. Только те, кто болен, имеют право отказаться. Вино должно быть горячим, сладким и пряным. Но, кажется, в вине, которое замешали во флаконе «Le Mat» Mendittorosa есть не только корица, гвоздика и мускатный орех, но и более странные составляющие: засахаренные лепестки роз и цветки бессмертника, и крупицы морской соли, и кусочек горького шоколада, и амбра, и горький мед. Все вместе делает напиток странным: не то глинтвейн, не то глёг, не то сладкий ликер, не то – любовное зелье, которое досталось Тристану и Изольде, не то вообще мед скальдов, и это был бы лучший вариант… Дурманит, кружит голову, очаровывает. Что может быть волшебнее и пьянее для этой волшебной ночи?
Не забудем о яблоках и пшенице. Без них праздник невозможен. Они – не менее важные символы, чем все вечнозеленые растения, вместе взятые. И это, конечно, «Lann-Ael» Lostmarch. Он пахнет пирогами, замешанными на меду, и молоком с медом, и свежими яблоками, и яблоками запеченными, и гречишными лепешками, и бессмертником, и свежим ветром, и холодными сливками. «Lann-Ael» наверняка понравится Добрым Соседям: он – и все те лакомства, которые он предлагает. И возможно, они позаимствуют этот пленительный аромат, чтобы завлекать к себе смертных, ведь при всей своей аппетитности «Lann-Ael» настолько прозрачен и легок, его так хочется уловить, вдохнуть как следует, что невольно пойдешь за ним и ненароком забредешь внутрь Полого Холма, откуда нет дороги обратно. А там тебе предложат эльфийский хлеб на меду: один раз вкусил – и забыл весь свой смертный мир, и ни разу не пожалел об этом.
Поэтому – пусть горят костры, пусть будут ярко освещены столы, на которые выставлены украшения и напитки, пусть звучит музыка и смех, пусть там, во тьме, останутся все соблазнители, нашептывающие смертным сказки и стихи. Не нужно это. Давайте думать о будущем урожае и целоваться под омелой, чтобы в будущем году родились здоровые дети.

…А если кто-то услышит их шепот даже сквозь музыку и смех, если кому-то не помешает аромат материнского пирога и огонь веселого костра, если он пойдет на их зов в ночь?
Не мешайте ему. Не удерживайте его возле вашего веселого стола. У него другой путь и другое счастье.
Подождите меня, ваше величество, Король-Падуб, я с вами…

P.S. На этом фото тоже есть немного магии, только современной. Дело в том, что у меня нет флакона «Ignes» Angela Ciampagna. Я пока не смогла его себе позволить. Когда-нибудь… Но у меня есть флакон «Liquo» Angela Ciampagna, и с помощью высококачественного фото, предоставленного ExilityGroup и Ольгой Александровой лично, и искусства фотошопа, которым владеет Дарья Борисовна Королькова, превратившая мой «Liquo» (совершенно нежный, если и языческий, то –  не Йоль, а Мабон, который я так люблю) в «Ignes».
Так же благодарю парфюмера Николая Еремина за предоставленный флакон 
«Taiga Whispers» Nimere Parfums.
Рог, кстати, настоящий. Олений.
И я праздную Йоль. Скорее всего, неправильно, но праздную.

пятница, 16 декабря 2016 г.

Мари Бенедикт Готье: «Parfums mythiques. Эксклюзивная коллекция легендарных духов»


Эта книга вышла в издательстве «Эксмо» в 2012 году, но я умудрилась ее пропустить: наверное, потому, что в том году у меня происходили всякие важные события на личном фронте, и я была способна пропустить даже публикацию чудом найденного третьего тома «Мертвых душ».
«Parfums mythiques» попала ко мне почти одновременно с книгой Луки Турина и Тани Санчес «100 лучших ароматов. Как выбирать и носить духи» (Манн, Иванов и Фербер, 2014 год). Об этой книге я тоже напишу, но позже.
А пока отмечу, что сравнение этих двух изданий – явно в пользу книги Готье.
И та, и другая книги – роскошные и дорогие. Но у книги Готье роскошь более элегантная: коробка, серебряный обрез, листок тонкой бумаги, оберегающий обложку, и напоминающий мне ту надушенную хрустящую бумагу, в которую заворачивают очень дорогое белье, прежде чем положить его в коробочку.
Но главное в книге, конечно, содержание.
Текста у Готье мало. Картинок – много. Но и то, и другое умудряется быть информативным. Иллюстрации действительно отражают образ аромата. На разворотах помещены цитаты и крупные фото, но – в отличие от книги Луки Турина и Тани Санчес «100 лучших ароматов. Как выбирать и носить духи»  - все эти фото имеют отношение или напрямую ассоциируются с парфюмами. Они не случайные. Они тщательно отобранные. Они тоже работают на образ конкретных духов.


Текста, повторюсь, мало. Краткая история создания. Ноты. Для кого и как носить (да, это субъективно, но для не-парфманьяка, а просто интересующейся парфюмерией женщины может быть полезно). Немного о флаконе. И что мне понравилось больше всего: ассоциативный ряд. Просто ряд образов, который вызывает у нее данный парфюм, но это дает лучшее представление об аромате, чем пирамида! Я жалею, что не я это придумала.
Вот я открываю первые попавшиеся:

«L’Heure Bleue» Guerlain: Вечер в Париже, пронизанный голубым светом сумерек + пастис + гвоздика (пряность) + Катрин Денев в фильме «Дневная красавица» + воск для полов и мебели.
 

«Mitsouko» Guerlain: Японка начала ХХ века + бокал хорошего бордо + влажная кожа + Джин Харлоу + тмин + пирог с мирабелью.
 

«Femme» Rochas: Сливовый ликер + корсет из черного кружева + кружева шантильи + тмин + персик.
 

«Calandre» Paco Rabanne: Франсуаза Арди в платье Paco Rabanne + сумка Le 69 + решетка радиатора автомобиля + бокал розового вина + свежие розы.

Да, да, большинство парфюмерных блоггеров делают то же самое, причем иногда даже лучше. Но все же – эта книга вызывает вожделение к духам, аппетит к духам, настоящий аппетит, она лучше, чем реклама, и лучше, чем критика Луки Турина, потому что она… Она соблазняет всем своим существом, она – одновременно книга и коробка для дорогого белья, книга – и роскошная пудреница, книга – и флакон, книга – и бутик. Не знаю, понятно ли я изъясняюсь. Но эта книга вмещает в себя все необязательные и бездуховные женские соблазны. Эта книга – как квинтэссенция глянцевого журнала. Причем не современного, нет, они не соблазнительны (или не соблазнительны для меня). Она похожа на Vogue 60-х. Когда-то я брала старые номера Vogue в читальном зале Ленинской библиотеки, чтобы прикоснуться к красоте. Не к Прекрасному с большой буквы, а к той красоте, которая радует почти любую женщину. В которой нуждается почти любая женщина…
Точно могу сказать, что эта книга может стать великолепным подарком человеку, который уже очень интересуется духами и начал собирать свой парфюмерный гарем, но еще не проникся по-настоящему.
И вообще: хорошим подарком. Уж очень здорово ее сделали.




(В качестве закладки, чтобы удержать страницы, а они очень плотные, использовался кулон в виде флакона, который мне подарила моя дорогая подруга Марьяна Скуратовская, она тоже знает толк в изящных и необязательных вещицах, греющих душу).