Ярлыки

арабская парфюмерия (45) бюджетная парфюмерия (19) винтаж (60) виш-лист (2) вопрос (1) вымышленные парфюмы (1) выставка (1) горький (27) Дзинтарс (4) запах книг (4) книги (2) кожа (58) косметика (1) кофе (29) Ладаника (8) личное фото (44) лучшие (4) любимые духи знаменитых людей (5) мед (49) мои публикации (1) натуральная парфюмерия (29) Новая Заря (11) обсуждение (1) Павел Ромазанов (1) парфюмерные хитрости (2) парфюмы из кино и сериалов (6) размышления и цитаты (9) рождественское настроение (26) российская авторская парфюмерия (27) свадьба (9) свежая зелень (13) Северное Сияние (3) сирень (16) снег (13) советская парфюмерия (13) трюфель (1) шоколад (50) языческие праздники (3) Abdul Samad Al Qurashi (6) Acqua di Parma (2) Aedes de Venustas (1) Ajmal (9) Al Battash (3) Al Haramain Perfumes (2) Al-Jazeera Perfumes (3) Alexander McQueen (1) Amouage (37) Angela Ciampagna (11) Ann Gerard (1) Anna Zworykina Perfumes (16) Anne Pliska (1) Annick Goutal (3) Antonio Visconti (13) Arabian Oud (13) Art Deco Perfumes (1) Atelier des Ors (2) Atkinsons (1) Au Pays de la Fleur d’Oranger (1) Aus Liebe zum Duft (1) Badgley Mischka (2) Balenciaga (2) Boadicea the Victorious (4) Bourjois (1) Brecourt (1) Brocard (19) By Kilian (4) Byredo (2) Cacharel (3) Cale Fragranze d’Autore (3) Carner Barcelona (1) Caron (18) Cartier (2) Carven (2) Catherine Deneuve (1) CB I Hate Perfume (3) Cesare Paciotti (1) Chanel (12) Chopard (2) Clive Christian (1) Comme des Garcons (5) Comptoir Sud Pacifique (3) Coty (5) Crabtree & Evelyn (1) Creed (3) D'Orsay (1) Dana (3) David Jourquin (1) Demeter Fragrance (2) Dior (12) Diptyque (2) Dr. Gritti (8) Dzintars (3) Elizabeth Taylor (1) Ermenegildo Zegna (1) Estée Lauder (8) Etat Libre d`Orange (4) Etienne Aigner (1) Etro (4) Evody Parfums (3) Evyan (1) Faberge (1) Faina Glazyrina (1) Fendi (1) Floris (3) Francesca dell`Oro (9) Frapin (10) Frau Tonis Parfum (1) Frederic Malle (10) Fueguia 1833 (14) Galimard (2) Germaine Monteil (1) Giulietta Capuleti (4) Givenchy (10) Gres (1) Guerlain (37) Gustave Eiffel (5) Guy Laroche (1) Hermes (8) Herve Gambs Paris (2) Highland Lilac of Rochester (1) Hilde Soliani (2) Histoires de Parfums (1) Houbigant (4) Huitieme Art Parfums (3) Il Profvmo (1) Ineke (1) J.F. Schwarzlose Berlin (1) Jacomo (1) Jacques Bogart (1) Jar Parfums (1) Jean Desprez (1) Jean Patou (3) Jo Malone (2) Jovoy Paris (4) Judith Leiber (1) Juliette Has A Gun (1) Keiko Mecheri (2) Khalis Perfumes (1) Kiehl`s (1) Kinski (1) L`Artisan (8) L`Atelier Boheme (3) L`Erbolario (1) L`Occitane en Provence (5) La Maison de la Vanille (2) Laboratorio Olfattivo (4) Lalique (1) Lancome (5) Lanvin (3) Lattafa Perfumes (1) Laura Ashley (2) Laura Biagiotti (1) Le Galion (1) Le Labo (3) Lecmo (1) Les Liquides Imaginaires (2) Les Parfums de Rosine (1) LM Parfums (3) Lolita Lempicka (1) Loree Rodkin (2) Lorenzo Villoresi (2) Lostmarch (5) Lubin (1) Lush (4) M. Micallef (9) Mad et Len (3) Maison de Parfum Berry (1) Maison Incens (1) Maitre Parfumeur et Gantier (2) Majda Bekkali Sculptures Olfactives (4) Marbert (2) Marc de la Morandiere (1) Maria Candida Gentile (2) Masque Milano (3) MDCI Parfums (1) Memo (11) Mendittorosa (9) Mimmina (3) Molinard (2) Mona di Orio (12) Montale (20) Muelhens (1) My Perfumes (1) Naomi Goodsir (4) Nasomatto (1) Neela Vermeire Creations (1) Niki de Saint Phalle (1) Nimere Parfums (33) Nina Ricci (2) Nobile 1942 (1) O`Driu (1) Olfactive Studio (3) Paco Rabanne (2) Panouge (1) Pantheon Roma (2) Parfum d`Empire (17) Parfumerie Generale (18) Parfums de Nicolaï (1) Parfums Dusita (1) Parfums et Senteurs du Pays Basque (6) Parfums Sophiste (1) Partisan Parfums (1) Peccato Originale (5) Penhaligon`s (9) Perlier (1) Phaedon (2) Pierre Balmain (1) Pierre Guillaume Croisiere Collection (2) Pineider (3) Profumum Roma (14) Providence Perfume Co. (2) Puredistance (3) Queen B Perfumes (1) Ralph Lauren (1) Ramon Molvizar (7) Rania J. (3) Raphael (1) Rasasi (1) Reflexion (6) Reichenbach (1) Reminiscence (1) Robert Piguet (5) Rochas (2) Roger & Gallet (1) Roja Dove (1) Rose & Co Manchester (1) Salvador Dali (1) Santa Maria Novella (2) Sarahs - My Perfumes (1) Sebastiane (1) Section d`Or (6) Serge Lutens (49) Sevigne (1) SoOud (3) Strange Invisible Perfumes (11) Swarovski (1) Swiss Arabian (1) Syed Junaid Alam (1) Talismans Collezione Preziosa (4) Tauer Perfumes (8) Teo Cabanel (2) The Crown Perfumery Co (1) The Fragrance Kitchen (1) The Vagabond Prince (1) Thierry Mugler (10) Tiziana Terenzi (3) Tocca (1) Tokyo Milk Parfumarie Curiosite (2) Tom Ford (13) UER MI (4) Van Cleef & Arpels (6) Vero Profumo (3) Viktoria Minya (1) Wallpaper* STEIDL (1) Xerjoff (3) Yosh (1) Ys-Uzac (1) Yves de Sistelle (1) Yves Rocher (1) Yves Saint Laurent (6)

четверг, 25 декабря 2014 г.

Mad et Len X «Lava Nobile»


В одном из описаний я нашла утверждение, будто «Lava Nobile» - это восточный гурманский аромат. К тому моменту я пробовала его уже не в первый раз, и он благоухал у меня с запястья гудроном, горячим асфальтом, раскаленными камнями, нагретым металлом и немного кожаной курткой байкера, очень поношенной. И я уже знала, что со временем «Lava Nobile» раскрывается дегтем и горелыми деревяшками. Или – усиливается металлическая нота. Это уж как повезет. А в шлейфе – полынь.
Так что я удивилась. Может, это на моей коже он так, а вообще – и восточный, и гурманский?
Попробовала на друге.
Кожаная куртка проявилась ярче, гудрон слабее, но в сущности – все то же самое. Друг отметил, что еще колесной мазью пахнет.
На мотоцикле по шоссе где-то в пустынных, прокаленных солнцем землях. Очень трудное и очень мужское путешествие. Хотя и девочки тоже так могут, если захотят…
Я люблю кожаные куртки, байкеров, горящие деревяшки, но все остальное мне как-то по вкусу не пришлось.
Хотя можно было бы поставить эксперимент: подарить этот аромат мужчине, который уже смирился с участью «офисного планктона». И посмотреть, каких демонов сможет пробудить этот аромат.

Mad et Len XXIV «Laudanum»: декадентская горечь


«Laudanum». Парфюм с таким манящим названием (услада нервных леди XIX столетья, гарантированное и, главное, безрецептурное спасение от бессонницы!) не могло меня не привлечь. Ожидала я какого-то прохладного сиреневого тумана, нет, я не думаю, что laudanum благоухал сиренью, просто я представляла воплощение действия лауданума, а не собственно запах лекарства…
А во флаконе оказался запах лекарства. Опиумной настойки. Горький и пряный. Густой. Темный (хотя жидкость светлая, так пахнуть может только тьма…). Никаких сладких снов. Никакого блаженного опьянения и уплывания.
Горечь настолько плотная, что остается привкусом на языке. Горечь острая. Даже не представляю, что же такое может так пахнуть… Но пахнет тревожно, маняще и отталкивающе одновременно.
Самое интересное – чем ближе к коже, тем гуще горечь, чем дальше в шлейф – тем более тонкие и изысканные ноты пряного востока, лаковой шкатулки, ароматической древесины. Для себя – горечь горькая, для других – нечто вполне приемлемое и даже почти понятное. Почти…
Западные блогеры сравнивают его с «Opium» Yves Saint Laurent. Зря они. «Opium» - великолепный восточный парфюм, да, пряный и смолистый, и с горечью, но в сердце сладость, и в конечном итоге он понятен. «Laudanum» не понятен и в нем нет ни капли сладости, он даже не парфюмерен по сути своей, и кто может его носить, и для каких случаев – все сплошная неясность. При этом вопроса «как можно это носить» не возникает. Это можно носить. Это не оскорбит ничье обоняние. Разве что удивит. Это – гениально для любителей абсолютной горечи. Это по-своему красиво. Это подошло бы для кого-то декадентствующего, бледного, асексуального, андрогинного. В общем, это интересно. Надо пробовать.
Но – не мое. Совсем не мое. Не доросла…

понедельник, 22 декабря 2014 г.

Mad et Len XIX «Spirituelle Verte»: свежескошенный газон


В пирамидке указано много всего: и цветы, и пряности, и тубероза…
Я с первого до последнего мгновения чувствую только одно: зелень.
Пожалуй, один из самых натуральных зеленых парфюмов, которые мне доводилось обонять.
Вначале пахнет резко, не просто свежескошенной травой, а вот такой аромат, который стоит в воздухе, когда траву косят, брызжет зеленый сок… Давленые, мятые листья… Потом к соку зеленой травы добавляется какая-то едкая, но опять же – вполне натуральная нотка. Так пахнут листья бархатцев, если их растереть в пальцах. Едкость постепенно уходит, аромат становится спокойнее, добавляется нота лавра – нет, не лаврушки, которую кладут в суп, а листьев лавра, когда он спокойно растет где-нибудь в парке в Италии и тихо благоухает, согретый солнцем. Вообще же вариации оттенка зеленого аромата очень разнообразны, можно учуять и душицу, и даже молодую крапиву.  Есть кисловатая нотка чего-то вроде свежей клюквы, но сказать, что присутствуют ягодные ноты, я не могу. Сплошное буйство зелени.

Невольно вспомнилось из «True Detective» вопль брутального очаровашки Марти Харта:
- Ты что, косишь мой газон?.. Я просто не хочу, чтоб ты стриг мои газон, лады? Мне нравится косить мой газон.
Оно тут вроде не при чем, но я недавно смотрела «True Detective», а этот парфюм – газон, и если бы мой газон так благоухал, я бы ради того, чтобы вдыхать этот аромат, прибила бы любого, кто бы захотел косить мой газон…
(Хотя в фильме там все двусмысленно и неоднозначно, конечно же, да. И мужики - они не о газоне, они о власти и сексе).
Но «Spirituelle Verte» - тот газон, который хочется косить самостоятельно.

Прелестный аромат, прелестный флакон.
Стойкость очень серьезная для туалетной воды, а вот шлейфа почти нет.
Вся эта зеленая прелесть – лично для того, кто пользуется  «Spirituelle Verte».
Ну да, ну да, я сам буду косить свой газон и наслаждаться ароматом…


суббота, 20 декабря 2014 г.

«L`orpheline» Serge Lutens: сиротка-снегурочка


У меня его нет. И мне очень жаль, что у меня его нет. Нет и, видимо, не будет в ближайшие… что там обещал президент, два года? Боюсь, больше.
А между тем, «L`orpheline» - из тех творений Лютана, которые обычно приобретались мною без сомнений.
С Лютаном (Лютеном? Но вот такое ударное «е» во французском, вроде, произносится в нос, почти как «а», или я не права?) у меня всегда было так: или аромат абсолютно мой (большинство), или – совсем не мой. Никаких полутонов и размышлений – люблю или нет. Или обожаю, или – нет, не мое.
«L`orpheline» не похожа на те творения мсье Сержа, которые я обожаю, но я могла бы ее обожать.
Это бледно-серый аромат, прозрачный и чуть мерцающий, перламутровый, нежно-сияющий, как бывает – свет весенним вечером в лесу. И пахнет – ладаном, пеплом, еловой смолой, древесиной, и снегом, и чистой водой, и – что совсем удивительно – нежной и сладостной чистой женской кожей. Аромат настолько нежный и тонкий, что вызывает какой-то внутренний трепет – как очень хрупкий цветок, к которому хочется прикоснуться, чтобы ощутить его живую свежесть, но боишься сломать. Так должны пахнуть подснежники. Но только вместе со снегом, землей, капелью и всем лесом.

 
Так могла бы пахнуть Снегурочка, тающая от любви. Не вспышкой – в полете над костром – а медленно, в объятиях Леля, если бы он ее обнял… Снегурочек любовь всегда убивает, тут только вопрос – каким способом. И с какой скоростью.
Причем тут ладан и пепел? Не знаю, но они не противоречат общей картине. Ладан тут прохладный и сладкий, как весенний воздух. Пепел горький, как память о прошлогодней листве и утраченных надеждах.
Аромат достаточно стойкий, а вот шлейфа нет. Аромат как бы для себя, но – надолго.
Очень хочу его. Очень.
Как только появится возможность, как только что-то нормализуется, как только я снова смогу позволять себе роскошества – первым, что я куплю, будет «L`orpheline».

вторник, 16 декабря 2014 г.

"Leiber" Judith Leiber

 
Вообще-то Judith Leiber прославилась усыпанными стразами сумочками всевозможных и самых невероятных форм - и как правило, крохотных и непрактичных размеров.
Парфюмы - побочная линия, и тут внимание больше уделяется флаконам (усыпанным стразами или старательно ограненным), а не ароматам.
Но "Leiber" сделан вполне добротно.
Свежевыжатый ананасовый сок - совсем без сладости, с острой кислинкой - с цикламеном и дорогим розовым мылом: роза + светлый мускус дают ощущение именно что розового мыла, но очень дорогого, ручной работы. Композиция чуть-чуть оттенена птигрейном, больше ничего не чувствую, никаких теплых и сладких нот типа заявленных амбры-ванили-пачули. Очень женственный свежий аромат. Свежий не за счет лимона и морских нот, что уже отличает его от большинства свежих. И без неприятных химических нот, что опять же ура.
Шлейфа особенного нет, но стойкий.
Я не люблю такого плана ароматы в принципе, даже не могу поставить "нравится", но сделано добротно. Приятельница носит - на ней очень красиво звучит, деликатно и дорого.
Сама я тестировала из фирменного пробника. Сначала подумала - ужас, очередной мускусный компот. Но оказалось, не компот и не ужас. Скорее коктейль. Хоть и мускусный. Однако мускус сделан хорошо, деликатно.


"Cesare Paciotti For Her" Cesare Paciotti



Пахнет шоколадным пирожным с амброй.
Впервые унюхала "Cesare Paciotti For Her" в компании, на спутнике приятельницы, попросила ее спросить, что у него за парфюм. Из-за этой шоколадной ноты заинтересовалась. Добыла пробник.
Аромат, кстати, оказался женский. Но мужчине вполне себе подходил.
Хоть и шоколад, шоколад, причем сладкий. Не горячий шоколад и не шоколадные конфеты, а именно пирожное, что-то вроде трюфеля, где шоколада очень много, и к нему добавлена капелька амбры, как это делали в XVIII веке. Никаких других нот не ощущаю.
К сожалению, в аромате есть что-то резкое, искусственное, неприятное для меня. Может, кто-то другой этого резкого-неприятного не учует. И сможет парфюмом наслаждаться.

Флакон одновременно помпезный и... Что-то в нем есть.
Cesare Paciotti ловко обыграл свое имя - Чезаре - и сделал крышку с "повисшим" в стекле кинжалом, ассоциирующимся с эпохой Борджиа и их тайными убийствами (украшение в виде серьги, изображающий сходный кинжал, выпущенное английской фирмой Alchemy Gothic, называлось "Cesare's Veto").


"Sunshine" Amouage: желтое недоумение

 
Присоединяюсь к тем, кто возмущается и недоумевает. Все же от Amouage ожидаешь определенного уровня и качества, оправдывающих серьезную цену.
Этот веселенький компотик (да, именно так, уменьшительно-ласкательно), состоящий из апельсинчика и невнятных цветочков, постепенно переходящих в запах миндального молочка и ванили, и замирающий на коже такой вот апельсиново-ванильной конфеткой, без особой игры, без глубокого раскрытия, не слишком-то шлейфовый, не слишком-то яркий, совершенно неоригинальный... Этот компотик не произвел бы никакого впечатления, выйди он в менее дорогой линейке. Не вызвал бы споров.
Очередное вырвиглазное яблочко Nina Ricci? Очередной цветной огурчик Escada? Неудачненький? Ну, и ладно, через год еще какой-нибудь выпустят... А кому-то даже и понравится...
Но ведь это - Amouage!
Это роскошь, это сложная пирамида, это дорогие ингредиенты!
Так и где?..
И главное, чего я не понимаю: зачем? Зачем выпускать такой аромат? Чего они пытались достигнуть?
Пытались охватить богатых офисных дам, для которых другие творения Amouage кажутся или слишком сложными, или слишком громкими, но при этом хочется "статусный" парфюм (никогда не понимала этого выражения, и до сих пор не понимаю... Сумка, туфли, шарф, телефон, часы - да, понятно, в определенных высших кругах, но парфюм - это же твой личный запах, что-то очень твое!).

...Кто-то писал, что флакон вызывает ассоциации с яичницей.
Все даже хуже.
У меня вызвал ассоциации с желтым утенком для купания.

вторник, 9 декабря 2014 г.

Фото моего сокровища. Мой личный флакон лютановского дыма...
И книга, которую мне подарили вместе с ним.


понедельник, 1 декабря 2014 г.

«L`incendiaire» Serge Lutens: дым и чудеса



 
Случилось чудо. И мне удалось не только попробовать новые духи мсье Сержа, но у меня они теперь еще и есть! Никак не получается сфотографировать мой флакон. И потрясающую книгу, которую мне вместе с ним подарили. Когда-нибудь...
А пока - не могу молчать! - напишу про результат недельного знакомства с ароматом.

Дым, дым, дым.
Много дыма.
Горящее дерево.
(Заявленного раскаленного асфальта пока не чувствую).
Дым в этом парфюме – главная нота, и он очень многоликий (если будет так позволено сказать про дым): то тепло пахнет горящей древесиной, то горько и остро — как когда листья жгут, то – подкопченные ноты виски…
Помимо дыма – явно ощущается удовая нота. Причем уд не «медицинский» и резкий, которые почему-то предпочитают использовать в европейской парфюмерии, а та чувственная манящая разновидность, которая встречается в дорогих арабских духах.
Кожа.
Ладан.
Тростниковый сахар.
Жженая карамель.
Черный шоколад.
Ароматические смолы.
Сосновая смола.
Иногда ощущается амбра. Иногда не ощущается. (Каждый раз, когда пробуешь этот парфюм, он раскрывается немного иначе).
А фоном еще множество неожиданных нот – опавшие листья, влажная дубовая кора, крепкий кофе.
Сплав горечи и сладости, с перевесом в горечь. Аромат плотный, бархатный, мягкий.
Пожалуй, «L`incendiaire» — самый мягкий удовый аромат, который я пробовала.

Не знаю, как будет ощущаться в жару, интересно будет дожить. Но что-то мне подсказывает, что лучшее время для его раскрытия – все же осень и зима.

«L`incendiaire» укутывает. Но, несмотря на изобилие теплых нот (даже ладан – нота, в общем, холодная – здесь ощущается теплым) – не согревает.
И хотя посвящен аромат внутреннему огню души (красиво!), но есть в нем что-то очень мрачное. Самый темный запах, который я пробовала.
Это не чувственная ночь любви, которая иногда «звучит» в жасминовых ароматах. И не прельстительно-магическая. Это таинственная и опасная ночь из романа ужасов. Хочется отвернуться и не видеть, но все равно смотришь, забывая дышать. И будешь смотреть до конца.
Вдыхать «L`incendiaire» хочется бесконечно. Он как наркотик. Прельстительный, опьяняющий, завораживающий дым.
Стойкость на высоте. Шлейф достаточно деликатный. Это не дымка возле кожи, не «на расстоянии поцелуя», но и не тот шлейф, который бывает у сильных парфюмов. Это словно аура носителя. В какой-то момент просто входишь в нее – и аромат сразу охватывает и оплетает щупальцами. Пол шага назад – его еще не ощущал. Пол шага вперед – и он вцепляется изо всех сил.
Наносить лучше каплю. Не из спрея. Отлить в маленький флакончик и наносить стеклянной палочкой. Ибо если перестараешься, аромат мягко удушит и отравит. Причем в первую очередь носителя.
Наверное, тем, у кого химия кожи имеет свойство выделять сладкие ноты в ароматах, он покажется по-восточному сладким. Для меня же это самый восхитительный дым в парфюмерии.

Стоит ли он тех денег, которые за него хотят? Ведь многие критикуют этот парфюм именно из-за стоимости…
Знаете, мне кажется, что стоит. Но учтите, что Серж Лютан – моя величайшая парфюмерная любовь. За редкими исключениями, его парфюмы для меня – точнейшее попадание в тему чего бы то ни было (жасмина, туберозы, гардении, пачули, пряностей, амбры, корицы, ветивера, лаванды…). Здесь вот точнейшее попадание в тему дыма. Все, тема дыма в парфюмерии для меня закрыта.

Что еще могу сказать?
Флакон дивной красоты. Густо-синий. На фото не видно. Когда берешь в руки, понимаешь, что это произведение искусства. Синева топит в себе золото. Но без наклейки было бы еще лучше.

среда, 26 ноября 2014 г.

«Charogne» Etat Libre d`Orange: русский пряник

 
Очень хотела его попробовать.
Название дивное, из Бодлера.
«Под взорами небес, зловонье изливая, она раскинулась чудовищным цветком…»
Красивая наклейка на флаконе была у первого выпуска: черная роза, сочащаяся кровью.
Прямо мое все.
Увы, разочарование меня постигло. Никак нельзя было называть этот аромат «Падаль». Ничего в нем нет готического, мрачного, рокового и жуткого. Нет, я понимала, что падалью пахнуть духи не могут, но бывают же ароматы, исполненные порока, коварства, пленительные и отталкивающие одновременно…
А мне дали пряник.
Вернее, так: букет лилий – ладан – пряник. Раскрываются поочередно, вспышкой. Потом складываются воедино, как веер. Хлоп – и получился запах пряника, пропитанного ладанным воскурением и ароматом лилий.
Причем пряник не тонкий, острый, имбирный, не «иностранный», а наш, толстый пряник, коричневый, сверху с сахарной глазурью, внутри с прослойкой из варенья, вот Иван Шмелев писал про них: «Тула и Тверь, Дорогобуж и Вязьма завалили своим товаром - сахарным пряником, мятным, душистым, всяким, с начинкой имбирно-апельсинной, с печатью старинной вязи, чуть подгоревшей с краю: вязьма».


Вот такая получилась «Charogne»: в этом прянично-ладанном запахе есть что-то такое уютное, старомосковское, православное.
Шмелев, а не Бодлер.
Вот так…

«Sotto La Luna Gardenia» Tauer Perfumes: гардения между землей и луной

 

Грибная нота натуральной гардении в этом аромате подчеркнута особенно ярко. У Тома Форда в «Velvet Gardenia» тоже была весьма «грибная» гардения, но не до такой степени. И там была классическая фордовская база, плотная, сладкая, обволакивающая, древесно-пачулиевая, с ладанным аккордом, так что в результате получился более близкий к классической парфюмерии аромат…
У Энди Тауэра – нечто совершенно иное. Это парфюмерия, как эксперимент и искусство, нечто настолько оригинальное, что невольно удивляешься – как такое можно было сделать, разлить во флаконы, а главное – как вот такое… и красиво, и можно носить, и можно наслаждаться!
Итак, очень натуральная гардения, вот как цветок пахнет, так и центральная нота этого парфюма: приторно-сладко с грибной нотой.
Эта гардения обрамлена зеленым, густым, сочным запахом с нотой земли, — напоминает не лес и не сад, и даже не тропический лес, а – болото. Тропическое болото. Пахнущее густо, зелено и сладко. И опасно, да.
И самое странное, что фоном – вполне парфюмерный, нежный запах высококачественных бобов тонка и ванили, словно какой-то из классических парфюмов Guerlain тихо благоухает на заднем плане, не настаивая на своем присутствии, однако вполне ощутимый среди пьянящего зелено-тропического буйства.
Но на каком-то этапе, через несколько часов раскрытия, этот герленовский фон вдруг становится более ярким, сплетается с ароматом гардении, вытесняет ноту грибов и сырой земли, и гардения становится сладкой, десертной, словно наполовину погруженной в крем-брюле.



И знаете? Это красиво, это правда красиво, это очень красиво.
Все стадии раскрытия парфюма – красивы.
Я предпочитаю вторую: когда грибная нота уже приглушена, но еще не исчезла насыщенная тропическая зелень, а гардения такая кричаще-сладкая.
«Gardenia Sotto La Luna» не похожа ни на один другой парфюм, и с первого вздоха воспринимается, как нечто чудовищное, а потом понимаешь, что это прекрасный парфюм и его можно носить, и нужно носить.
Еще одна удивительность: в шлейфе он куда благопристойнее, аккуратнее, ровнее, чем с кожи. В шлейфе не так ощущается запах сырой земли и грибная нота. В шлейфе не так ядовита зелень. Ну, а потом, на стадии, когда гардения погружается в крем-брюле, шлейф становится просто идеальным парфюмерным: гурманская ваниль и бобы тонка изящно переплетаются с зеленой нотой.
Энди Тауэр говорил, что пытался объединить в аромате землю – гардению – и луну.
«…аккорд Луны. Это не яркий и слепящий свет, который бывает в жаркий солнечный день – глазам больно смотреть. Это ночной свет Луны, который освещает лепестки гардении – по сути своей это вторично отраженный солнечный свет, отразившийся сначала от Луны, а потом на гардении. Свет мягкий и призрачный. И еще есть “sotto”, то есть Земля. Она дает цветочному аромату базу, основу, землю, которая удерживает в себе цветок, дает корням живительную силу, чтобы цветы могли расцвести и иметь волшебный аромат. Таким образом, складывается Треугольник: Луна – Гардения – Земля».  


 А еще он пытался показать в одном парфюме – все стадии раскрытия аромата гардении:
«У меня дома живет одна красавица Гардения. И она часто цветет.
Когда я начал работать над ароматом «Gardenia Sotto La Luna», я сделал две важные вещи. Первое – начал работать с научной литературой, со всей парфюмерной химией, которую смог найти и какая была опубликована учеными. Мне нужно было знать, какие молекулы источает цветок, какие из них главные, какие не очень – что делает гардению ароматной? Второе – я купил горшок с цветком гардении. Сейчас ему уже три года – немолодой уже куст. Мне нужен цветок, как природный камертон, натуральный ориентир в работе – чтобы нюхать цветок и сверяться с ароматом.
Аромат гардении очень комплексный, в один день вы нюхаете его и думаете «о, какой он гурманский и сливочный!», а в другой день вы считаете ее аромат пряным и зеленым, а в третий – вы вдруг обнаруживаете в нем грибной аромат. А еще гардения пахнет по-разному в течение суток, плюс в разные моменты жизни цветка у него разный запах – юный и готовый умереть цветы гардении пахнут очень по-разному…»

 Удивительно, что у него получилось. Его гардения многолика. Парфюм в разное время раскрывается по-разному. Если не знать – можно подумать, что спустя шесть часов это уже совсем другие духи…
«Gardenia Sotto La Luna» не похож ни на какой другой парфюм… Но при этом, в попытке описать грибной оттенок гардении, я уже сравнила его с «Velvet Gardenia» Тома Форда. А раздумывая о том, кому он мог бы понравиться, я подумала: тем, кому нравится «Angélique Noire» Guerlain, сочетание ванили с остро-зеленой нотой абсента; тем, кому нравится «Memoir Man» Amouage, сочетание полынной горечи, зелени и смолистой сладости; и «Eden» Cacharel, с его нотой кувшинок и стоялой воды, болота… Мне нравятся все четыре этих аромата. Они не похожи между собой. И они не похожи на «Gardenia Sotto La Luna», который мне тоже нравится. Однако они в чем-то близки по ему по духу. Не друг другу, они совершенно разные. Они близки по духу только «Gardenia Sotto La Luna».

(Кстати, именно с «Eden» началась моя серьезная влюбленность в парфюмерию. И мне кажется, в версии «сплэш», с пробкой, а не со спреем, он был гуще и более зеленый, хотя я могу ошибаться, я с тех далеких времен такого варианта не пробовала. И сейчас у меня две старые версии, но обе со спреем. Но это уже другая парфюмерная тема).

«Gardenia» Robert Piguet: кроткая лилия

 
По описанию на сайте http://www.laparfumerie.org/parfumedia/article/31713-gardenia-robert-piguet
в этот аромат я просто влюбилась. Все, что мне нравится: гардения, иланг и кожа, «сильный характер» и «агрессивность цветочных нот»… Я представила себе парфюмерную родственницу «Fracas», только на тему гардении, а не туберозы. Почитала парфюмерные review у зарубежных блогеров, уже попробовавших аромат, все восхваляли его как тяжелый-сладкий-белоцветочный.
Что я могу сказать, попробовав?
Согласна с блогерами в одном: белоцветочный, да. Не тяжелый. Не сладкий.
Если и родственница, то яркой туберозы «Fracas», а печальных припудренных роз «Calypso» (что не удивительно, тот же нос, Aurelien Guichard). Тихий аромат. Очень тихий. Стойкий, но тихий.
Никакой силы и агрессивности в помине нет.
Кстати, и гардению не чувствую. Отчетливо чувствую белую лилию.
Белая лилия – центральный персонаж, а остальное фоном: капелька иланга, нежная замша, деликатная ваниль, тихие древесные ноты, легкая пудровость в шлейфе.
Лилии в парфюмерии бывают чувственные, бывают пронзительные, а эта меланхоличная. В отличие от большинства современных белоцветочных, не мучает резким мускусом.
Ассоциативно вспомнилась фраза из «Наследства Болейн» Филиппы Грегори, которую произносит Джейн Рочфорд: «Даже Джейн Сеймур, уж на что была тихоня послушная, но и от нее исходило то покорное тепло, что сулит известные наслаждения».
Вот этот аромат – именно такой. Тихий, но теплый. Напоминающий о возможности «известных наслаждений», но только в рамках законного брака. И в разрешенные церковью дни.

пятница, 3 октября 2014 г.

«Volo AZ 686» Profumum Roma: тропическое безумие


Парфюм назван в честь рейса, летящего из Рима в Каракас. Не знаю уж, что творилось во время рейса... Аромат безумный и наркотический.
Ассоциация – не перелет из одной точки в другую, а падение в тропический лес, когда перед глазами плещется зеленое и пестрое, и не можешь сосредоточиться на ощущениях, и паника-паника.
Или танец. Когда кружишься-кружишься-кружишься, или тебя кружат, и ты пьяна сладкими коктейлями и ромом, и вокруг жара, пахнет тропически и сладко, и ты уже не можешь понять, очень хорошо тебе или… или сейчас ты отключишься.


Если попытаться разложить на ноты, то вначале – камфарные, леденящие, чуть отдающие металлом и резиной – вообще-то натуральный экстракт туберозы пахнет примерно как-то так, но этот аромат построен не на туберозе, а на гардении.
Гардения появляется, когда чуть рассеивается камфарно-металлический туман. Гардения приторно-сладкая. Засахаренная. Цукаты из гардении, пирожные из гардении, варенье из гардении.
И мякоть кокоса. И кокосовое молоко.
И зеленые ноты… Много зелени. Тропической, сочной, едкой. Представляется какой-то толстый стебель, надломленный, из него каплет зеленая сладкая влага…
Еще присутствуют зеленые бананы. И спелый авокадо с орехово-маслянистым привкусом. Золотистый ром с ванильными нотками. Натуральный ванильный экстракт. И коктейль «Пина-Колада», поданный в половинке ананаса!
…И все эти ноты сменяют, сменяют друг друга, смешиваются, играют.


Очень сладко, очень экзотически. Очень стойко.
В конце остается ромовая ваниль. И гардения. Засахаренная.

Совершенно безумный аромат.
Еще не решила, как к нему относиться.
Понимаю тех, кто его ненавидит.
Понимаю тех, кто от него в восторге.
Начало пугающее. Первые 20 минут надо перетерпеть.
Раскрытие странное. Эти метания и всплески кого-то приведут в восторг, у кого-то вызовут резкое отторжение.
Приятный, долгий, но оооочень сладкий финал. Скорее всего, понравится всем, кто любит качественные сладкие парфюмы.

четверг, 2 октября 2014 г.

"Красная Москва" - шедевр шедевров



Года три назад подарили мне "Красную Москву" приблизительно 60-х, как сказали, но дарители ее покупали на какой-то барахолке и сами точно не знают, какого она года, и продавец не знал, а я просто не разбираюсь в винтажах: коробочка оранжево-красная без белых линий (увы, без верхнего клапана, так что определить возраст точно я не смогла, но может, кто-то определит по этому фото, где она на заднем плане, конечно, но - что есть...), флакон с резной притертой пробкой - настолько притертой, что с трудом открыли...
Какой роскошный, красивый аромат! Я просто не могла предположить, я не помнила запах "Красной Москвы" из детства, поскольку никто из родственниц не пользовался - даже у бабушки из отечественных духов был "Красный мак", а чаще пользовалась подаренными иностранными...
У меня было предубеждение против "Красной Москвы", как и у большинства, наверное, кто не пробовал ее - настоящую...
Я не могла себе представить, что она так красива и сложна.
Сначала резковатая гвоздика с кориандром, но потом резкость уходит, аромат становится глубоким, бархатным, упоительным, в нем проступает совершенно роскошный жасмин, но в сочетании с явно выраженным илангом.
Я и не знала, что в "Красной Москве" присутствует иланг - но он очень похож на тот, который в ароматах Carone...
Бобы тонка ощущаются, ваниль - нет совсем.
Роза - под конец, сладкая, маслянистая.
Аромат очень стойкий, окутывающий, и настолько красивый... Я была просто заворожена его красотой, я была поражена его роскошью и многогранностью.
"Любимый букет императрицы"?
О, да! Этот царственный аромат вполне может быть букетом именно для императрицы.
И я задумалась: почему, почему "Красная Москва" стала едва ли не символом неудачного и примитивного запаха духов, и если хотят покритиковать аромат, говорят - "Прямо "Красная Москва" какая-то"?...
Ведь очень красивый аромат. И необычайно стойкий. И играет, и меняется...
Правда, когда я современную попробовала, подумав, что попустила нечто прекрасное, я была разочарована - почти ничего общего, кроме резкого гвоздичного начала...

И еще - относительно той винтажной "Красной Москвы", которую я теперь берегу и наношу по капельке, благо, стойкость и сила аромата позволяют именно что по капельке, - он у меня абсолютно не ассоциируется с "возрастным" ароматом. Более того, мне кажется, он слишком пышный и яркий для пожилой дамы. Он привлекает внимание, он вечерний, он театральный, он бальный. Конечно, до него надо дорасти. Но дорасти ольфакторно может и юная дева. А украсит он любую.
Я думала, что вдыхая легенду, буду представлять себе картины из "В шесть часов вечера после войны" или "Добровольцев" - какие там были красивые чувства, красивые мужчины и женщины! - но увы, кинематографическо-исторических ассоциаций он тоже не вызывает. Он роскошен, как выпускающиеся в наше время духи (именно духи) Карона и Герлена. Они все - дуновение иного времени, но вместе с тем - вполне современны и носибельны, и даже более чем: они чарующие.
Вот и "Красная Москва" - тоже.

«Mio Bjao» Parfumerie Generale: лето во флаконе


Первые ноты - виноград, созревший до медовой зрелости, но потом переходят в мед, чуть горьковатый, очень натуральный...
Соты с медом.
Сладость-горечь, восковой запах сот, жар летнего полдня.
Мед свежий, текучий.



Затем новая смена ароматических декораций: медовые ноты становятся похожими скорее на запах не меда в чистом виде, а на медовый запах лугового разнотравья. И травяная составляющая (донник? или не растущий у нас бессмертник?) - очень внятная, остается надолго, игриво переливаясь, наступая и отступая, то усиливая сладость, то усиливая травяные ноты...
Лето, заключенное во флакон.
И еще что-то дикое, первозданное, танец фавна, манящий звук свирели, торжество в честь урожая, блаженное опьянение...

Обожаю его.
А мои близкие - увы, ненавидят.
Я не чувствую в нем мускусной, телесной составляющей. Они - чувствуют. И активно протестуют.
Печаль, печаль.
Такой прекрасный аромат, стойкий и шлейфовый. Но пользуюсь редко. Когда одна.

среда, 1 октября 2014 г.

«Moattar Dhab» Syed Junaid Alam


Парфюм-гель с блестками. Видимо, это блестки оставили у меня на запястье несимпатичное темное пятно, которое я еле отмыла. Зато стойкость парфюма невероятная. Просто запредельная. Кто не против сладкого и при этом жалуется, что духи на коже «не держатся» - попробуйте.
Пахнет классическим арабским сочетанием роза-амбра-ваниль, на этом фоне – ягодные ноты, сначала вроде как вишня, потом вроде как малина, но не слишком натуральные, потом ягодная нота превращается в сухофрукты, и это лучший этап раскрытия аромата.
Простой. Прямолинейный. Соблазняющий.
«Иди ко мне, возьми меня, я – твоя!»
Говорят, мужчинам очень нравится.
Не удивляюсь.

понедельник, 29 сентября 2014 г.

«Heliotrope» Reminiscence: сырой миндаль

 
Пробник этого аромата упакован, как конфетка, в блестящую бумажку. Бывают такие длинные леденцы. Иностранные. То есть, когда я была маленькая, такие вот длинные леденцы были иностранные, и для нашего поколения считались прямо фетишем, хотя на вкус они отечественным уступали.
Ожидала, что парфюм будет очень гурманский.
Даже выпущен в серии «Les Notes Gourmandes».
Ан нет.
Пахнет миндалем и гелиотропом. Приятно, ровно. Спокойно. Согреваясь, аромат теплеет, становится вкуснее. Проявляются ноты бобов тонка и бензоина. Ваниль выходит на сцену ближе к финалу, но ваниль совсем не сладкая, не гурманская.
Совершенно не чувствую заявленных в пирамидке как основные ноты -  инжира и зеленых нот. Может, с моей кожи так? Ну, совсем ничего зеленого. Сплошной миндаль.
Стойкость приличная, шлейф слабенький.
Но сам по себе аромат очень приятный. Любителям миндаля рекомендую найти и ознакомиться. Если для вас слишком сладок "Amandes Orientales" Montale, а "Louve" Serge Lutens недоступен, можно попробовать удовлетвориться этим ароматом - спокойным, ровным и очень миндальным.
Миндаль тут не горький, не с ядовитыми завлекательными нотками, а обычный, сладкий, уже истолченный, готовый превратиться в марципан или восточное миндальное пирожное, но еще без сахара и без меда.

«Amandes Orientales» Montale: убийственный миндаль


Жареный миндаль в меду. Концентрированный запах восточной кондитерской. В Тегеране я стала поклонницей именно восточных сластей, большинство их которых готовились их миндаля, кокоса, меда, сахара и розовой воды – в разных пропорциях. Но жареный миндаль благоухал сильнее, чем кокос и все прочие ингредиенты. Открываешь дверь, входишь с холода (представьте себе, зимой в Тегеране холодно!) в тепло кондитерской, и тебя окутывает вот этот самый запах. Этот самый. Я его узнала.
Из-за узнавания я купила этот парфюм несколько лет назад, в начале своего парфюмерного увлечения. Просто не могла расстаться с флаконом. В нем было заточено столько беспечности, сладости и счастья…
А потом – увы, рассталась с ним, выменяла. Потому что никто этот аромат не мог выносить. Просто никто их окружающих. Да и я сама – с трудом, даже если всего лишь каплю на запястье.
В нем горячий мускус, очень животный и чувственный. И длинный плотный сладкий шлейф.
Даже «Sweet Oriental Dream», хоть и очень сладкий, но не такой оглушающий.

В общем, пришлось расстаться мне с ним.
И немного жалею.



«Sweet Oriental Dream» Montale: сквозь розовые очки…



Воплощение неги. Хорошо назвали парфюм «Сладкая восточная сказка». Так оно и есть.
На редкость удачный, красивый аромат, нежный-нежный, не кричащий, но характерный, и стойкий, и сладкий, и вкусный... Действительно - парфюмерная сказка!
Роза живая, благоухающая, - и рядом розовое варенье, и мед цветочный, душистый, и сладкий свежий миндаль, и миндальное молочко... Миндальные пирожные сочатся пропитавшим их медом… Теплый веет ветерок, колышет шелковые занавески, плещет фонтанчик с розовой водой.
И все это - для тебя, любимой и прекрасной. И все это окутывает тебя негой и уютом, расслабляет и услаждает, и хочется закрыть глаза, вдыхать аромат и рассказывать самой себе тысячу и одну сказку... Лишает воли, гипнотизирует, зовет позабыть суету, отдохнуть наконец!
Этот аромат - как парфюмерные розовые очки: наденешь его - и мир кажется не таким холодным и колючим.
Чем холоднее - тем отчетливее на мне роза, чем теплее - тем слабее роза и явственнее мед.
В жару, как ни странно, вполне терпимо раскрывается. Но лучше всего в лютые морозы.
Стойкость умопомрачительная. Шлейф длинный и плотный. Наносить микродозой.

Люблю и ношу его много лет. На мое счастье, хоть он и сладок, но всем нравится. А мне гарантированно поднимает настроение. Один из ароматов-антидепрессантов. Он шепчет - нет, говорит во весь голос! - "люби себя, цени себя, люби именно это мгновение, радуйся, что ты жива, что у тебя есть еще сколько-то дней на земле... и я, твой парфюм, твоя сладкая восточная сказка".




четверг, 25 сентября 2014 г.

«Replique» Raphael: несовременная красота



Винтажный парфюм.
Совершенно прекрасные, нежные и сияющие альдегиды, и натуральный, но мягкий и опять же нежный мускус. В верхних нотах, похоже, бергамот и лимон, шалфей и кориандр. В сердце – нероли, жасмин и гелиотроп, и еще натуральный экстракт туберозы, вот именно так он пахнет, когда не преображенный… В базе – амбра, смолы, немного ладана, дубовый мох, пачули. Все вместе – Моцарт, концерт № 3 для скрипки с оркестром, безупречно сыгранный… А партию скрипки исполняют альдегиды и мускус, слившись в единой поток света и нежности. Но вряд ли они так засияли бы, если бы не золотистое мерцание цветочных нот, если бы не бархатный сумрак смол, дубового мха и ладана…
Сначала кажется прозрачным батистовым родственником «Chanel N°22». Потом – темнеет и густеет. И скорее можно поставить в ряд с «Youth-Dew» Estée Lauder. Потом… Потом он раскрывается сразу всеми нотами, и пульсирует туберозным сердцем, и на мгновение кажется, что если с чем-то сравнивать, то с «Tubereuse Criminelle», но – творение Сержа Лютана прямолинейнее и жестче, а здесь – сложнейшие переливы нот и оттенков…




Говорят, среди парфманьяков все чаще проявляется болезнь, называемая «винтажеманией». Когда винтажные парфюмы признаются однозначно прекрасными, а современные – однозначно грубыми, примитивными и плоскими. И на базе винтажемании цветет пышным цветом снобизм. Ощущение превосходства у тех, кому достались флакончики со старинными духами, - над теми, кто «смердит современными поделками». Смешной в сути своей снобизм. И все равно неприятный.
Но когда вдыхаешь такую прелесть, такую музыку, сумрак и свет в одном флаконе, - невозможно не упиваться, не восхищаться и не завидовать женщинам былого, для которых духи подобного качества были нормой жизни.
Что интересно: почти все винтажи для меня остаются – духами для личной токсикомании. Я не выношу их в мир. И редко окружающий мир принимает их так восторженно, как сам парфманьяк.

Хотя я никогда не сожалею о прошедших временах и никогда не выражаю желания пожить в былом, я не настолько романтична, но когда я пробую такие духи – я испытываю зависть к женщинам, для которых их создавали, к женщинам, которые могли этим духам соответствовать! Не представляю, какой надо быть. Что носить. Как двигаться. Как говорить.
Но ясно, что – шляпка, перчатки и маленькая сумочка, ясно, что шелковая комбинация и нижняя юбка, и пояс с чулками, и возможно, чулки тоже шелковые, и туфли на каблуках… Голос негромкий, речь неторопливая. Осанка безупречна, движения лишены суетности. Мысли, наверное, тоже лишены суетности. А на шее матово светится жемчуг. Настоящий, морской, дорогой.
Сочетание благовоспитанности и чувственности. Но нет, не стэпфордская жена. От стэпфордской жены  не может пахнуть так тепло, интимно и завлекательно. А фон у этого сияющего аромата именно теплый, интимный и завлекательный.
Кажется, если вдохнуть поглубже, сможешь ее увидеть…
В общем, другая женщина. Не я, не я, не я. И вообще – не отсюда.
И ее духами я упиваюсь словно бы украдкой.

Читала, что эти духи очень любила Рита Хэйворт.




вторник, 23 сентября 2014 г.

«Iris Nobile» Acqua di Parma и «Iris Nobile Edizione Speciale 2008» Acqua di Parma: сестры-соперницы


В «Iris Nobile» я влюбилась еще в ту пору, когда он продавался только в ГУМе и стоил несусветно, выбрала между версиями ODP и ODT (мой выбор – ODP), нашла его в Венеции- слишком дорого, потом – во Флоренции, цена была приемлемой, я радостно купила… Теперь в Иль де Ботэ со своей скидкой я купила бы его куда дешевле. Или в интернет-магазине. Но это теперь. А тогда было – тогда...
С этого аромата начался мой роман с Acqua di Parma. И до сих пор Iris из всех цветов Nobile остается любимым.
Магазинчик во Флоренции назывался, кажется, «Алина». И я провела там безбожно много времени… Это было на заре моего увлечения парфюмерией. Вернее – в начале тех времен, когда я вдруг осознала, что можно иметь не 2-3, а много больше парфюмов. И когда я открывала для себя мир парфюмерного изобилия и многообразия.

Я купила «Iris Nobile». И у меня еще был он же в атомайзере. Сначала я прикончила «отливант». Потом торжественно вскрыла мой драгоценный флорентийский флакон… И почти сразу мне подвернулась возможность купить лот, где было несколько флаконов – два очень желанные, два я собралась продать и продала, а еще один был «Iris Nobile Edizione Speciale 2008».
С ним я в тот момент расстаться не смогла. Ибо дивной красоты флакон в шелковом гнездышке… Прикасаешься к нему – и чувствуешь себя в особом каком-то мире. Очень Настоящей Женщиной. Это тяжелое стекло, тонко прорисованные золотые цветы… И как приятно прятать его обратно в коробку, укладывая на шелк…
Он был почат. И я стала пользоваться им.
Я почему-то была совершенно уверена, что вся уникальность «Edizione Speciale 2008» заключается сугубо в золотых цветах и нарядной коробке.


И продолжала спокойно им пользоваться, наслаждаясь его красотой… И изредка размышляя: почему я не испытываю такого безмерного восторга, как когда-то, когда ходила в ГУМ на свидания к «Iris Nobile», чтобы побрызгать на запястье и потом вдыхать, когда искала его в Италии. Но думала: вкусы парфюмерные меняются. Я узнаю все больше прекрасных духов. Может, поэтому нет прежнего восторга.
Но что странно: не было и чувства узнавания. Вот того самого чувства, которое лучше всех описал Бодлер (в переводе Ариадны Эфрон):

Есть запахи, чья власть над нами бесконечна:
В любое вещество въедаются навечно.
Бывает, что, ларец диковинный открыв
(Заржавленный замок упорен и визглив),

Иль где-нибудь в углу, средь рухляди чердачной
В слежавшейся пыли находим мы невзрачный
Флакон из-под духов: он тускл, и пуст, и сух,
Но память в нем жива, жив отлетевший дух.


Это чувство у меня появляется при вдыхании всех некогда любимых парфюмов!
А в случае с «Iris Nobile Edizione Speciale 2008» почему-то не было.

…И только недавно, натолкнувшись в интернете на утверждение, будто «Edizione Speciale» отличается, попробовала два аромата на разных запястьях, но одновременно. Чтобы сравнить.
Так вот: «Edizione Speciale» и правда отличается!
Не знаю, как других годов, а версия 2008 года – более бергамотовая и более шипровая, чем классическая версия «Iris Nobile».
Запах тоньше, острее, изысканнее.
Но в нем в меньшей степени проявляется та мягкая окутывающая сладость, похожая на запах из чашечки лилового ириса, которая есть в «Iris Nobile».
В «Iris Nobile» заметнее ванильная подложка, ноты туберозы и иланга.
В «Edizione Speciale» – горечь дубового мха и свежесть бергамота.
Но на версию туалетной воды «Edizione Speciale» тоже не похож, в туалетной воде «Iris Nobile» ярко ощутимы не только бергамот, но еще и апельсин, и мандарин, а главное – много аниса. Она свежее и кислее, и не так мне нравится, как ODP. И как «Edizione Speciale» (тоже в концентрации ODP).



Они различаются, как две похожие внешне, ослепительно-прекрасные женщины, сестры и соперницы одновременно. Как Оливия де Хэвилленд и Джоан Фонтейн! Они же сестры…

«Iris Nobile» - аромат Оливии де Хэвилленд, с ее точеным и вместе с тем нежным лицом, с плавными округлостями рук и плеч, с мягким взором и мягкими интонациями речи, она может быть чинной и чистой, как Мелани, и – очень чувственной, как на знаменитых фотографиях с гардениями…
«Edizione Speciale 2008» - Джоан Фонтейн. У нее тоже цветы на шляпке… Но какой ироничный взгляд! И сладкие ноты туберозы, и мистический аромат ириса оправлены в горечь и свежесть, в дубовый мох и в бергамот…


 
Между классическим «Iris Nobile» и «Iris Nobile Edizione Speciale 2008» я однозначно выберу классический: более сладкий и мягкий (а из двух актрис – Оливию де Хэвилленд). Хотя версия 2008 года настолько красива, что я понимаю: найдется немало тех, кто однозначно ее предпочтет и будет сожалеть о том, что этот аромат не выпускают постоянно.

…«Iris Nobile» - очень стойкий и насыщенный аромат. Один маленький пшик. И хватит. И чувствуешь себя Дюймовочкой, сидящей в чашечке ириса. И это дивное чувство.
А главное, когда я его вдохнула, я снова вспомнила все. Как я зимой ходила в ГУМ на свидание с этим ароматом. Как я вдыхала его со своих запястий в Италии. Как я нашла этот парфюм в маленьком темном магазине в Венеции. Но там было дорого… И как я не нашла его в большом ярком магазине в Риме. И как потом нашла в магазине Алины. И саму Алину вспомнила. Ее фактурную стрижку, яркую помаду, и мою зависть к ее жизни – владеть парфюмерным магазином во Флоренции! Нет, я понимала, что мне слабО владеть магазином. Даже парфюмерным. Даже книжным.
Но все равно…
И первая встреча с Флоренцией для меня была окутана этим ароматом.

Минувшие мечты, восторги и обиды,
Мечты увядшие - слепые хризалиды,
Из затхлой темноты, как бы набравшись сил,
Выпрастывают вдруг великолепье крыл.

В лазурном, золотом, багряном одеянье,
Нам голову кружа, парит Воспоминанье...
И вот уже душа, захваченная в плен,
Над бездной склонена и не встает с колен.